Цикл песен "Барановирус"
Барановирусный фашизм через политиков, СМ'И', псевдомедицину и 'образование':


Барановирус







Альбом "Дикое" племя"





Тексты песен и стихов


Барановирус

Барановирус рыщет по стране,
Барановирус долбит по мозгам,
И никуда теперь не деться мне,
И никуда потом не скрыться вам.
(это припев)

Барановирус как естественный отбор:
Отбор кликуш на стойбище в бедлам.
Они меня загонят за забор,
И та же участь уготована и вам.

Барановирус душит на корню
Свободу, ум, достоинство и честь.
Барановирус - значит быть в строю
Дебилов, коих уж не счесть.

Барановирус это есть фашизм,
Нацеленный на то, чтобы нас смять.
И не поможет "здравый пофигизм":
Не этим нечисть можно истреблять.

Припев

Когда-то жил да был премудрый Кох,
Учил людей он патогены выделять.
Сейчас фашизм везде верховный бог:
Шумихой! вирус может создавать!

Барановирус - психотерроризм,
эСэС Кабала. Это надо знать.
Какой тут к черту материализм? -
Пустышкой тоже можно убивать!!!

Припев

Вопрос простой и ясный, без прикрас,
Не отвертеться и не умолчать:
Они и дальше будут мучить нас,
Иль всё же мы умеем отвечать?!

Припев





Легковерность дураков -
это дорога на убой


Нет международного терроризма, нет СПИДа,
а барановирус обитает только в зомбоящике
.

Сколько можно верить?!
Сколько можно спать?!
Надо всё проверить -
Нечего уж ждать.

Ждать сейчас подобно
Склеп себе копать.
Пусть и неудобно,
Надо начинать

Думать, сомневаться,
Низвергать обман.
Иль будет разрастаться
Дикой лжи дурман.

Обман, слепая вера -
Дорога на убой.
Уже сочится сера
С икон, и чёрт с тобой!
(это припев)

Обман всегда и всюду,
Нет причин терпеть.
Хуже, чем Иуда,
Ложь - ведь это смерть.

Смерть любви и духу,
Смерть мечтам и снам.
Сколько верить слухам,
Бесам и жидам?!

Припев

С детства вас дурачат,
Нагло и везде,
Но вот уж незадача -
Любит скот в узде

Быть, ведь это просто,
Уютно иногда.
Зачем нужны вопросы?
Ответ ведь есть всегда.

Ответ на все вопросы, один, и на года:
Молчи и жри, не думай, и будешь жив всегда.

Припев

Но кто сказал, что будешь?!
Ты веришь в эту хрень?!
Всё скоро ты забудешь,
Уйдя под смерти сень.

Ложь дошла до края:
Лжевирус как фашизм.
И это убивает
Ум и даже жизнь.

Припев





Карательная псевдомедицина,
или барановирусные "доктора"


Положительные PCR-тесты на барановирус
дают авокадо, банан и машинное масло
.

Продажные уроды,
Засранцы ПТУ,
Плюгавые сексоты,
Чуждые уму.

Садисты в белых "френчах"
С оружьем белых плах.
Их путь, увы, "увенчан"
Жертвами в гробах.

Иуды новых басен
О старых "вирус`ах".
Сей вид куда опасней
Всех бешеных собак.

Скоты на страже жизни
Людей - каков вам бред!
Реально - лишь на тризне
Ума: его уж нет...
(это припев)

Они не знают меры
В бесчинствах над людьми.
Очкарики и стервы
Не брезгуют детьми.

Надеть дитю намордник,
Когда кругом жара,
Посмеет лишь негодник
Калибра фюрера.

Хотя бы был тот вирус...
Химера и обман.
Проходит тест на дерьмовирус
С успехом и банан.

Припев

Пациент у сексотов -
Ходячий банан.
А судить сих уродов
Уж придется не нам,

Если будем покорно
Мы терпеть этот бред.
Мразь стремится упорно
Причинить такой вред,

При котором психушка,
Та что здесь и сейчас,
Будет словно верхушка
Интеллекта для нас.

Припев

Нас заколют вакциной,
Что убъет через год,
Вот такой медициной
Обеспечен народ.

На войне полицаи -
Это просто цветы...
Эти же попугаи -
Лишь в халатах менты,

Что вступили на службу зла похлеще, чем Рейх.
И всего лишь затравка нынешний фейк.

Припев






Барановирусная контратака

Лживая муть
Окружает тебя,
И теряется путь
Под навалом вранья.

А кругом дураки,
И уже их не счесть.
Не нужны и враги -
"Ближний" может уесть.
(первые 2 куплета - это припев)

"Ближний" - "доктор" иль мент -
Недоумок в строю.
Он улучит момент -
И падешь как в бою.

В том бою, где тебя превращают в раба.
Это хуже чем смерть, это всем нам судьба.

Способ есть, и простой,
Коль кишка не тонка, -
Умереть и с собой
Утащить и врага.

Припев

Но простой лишь размен:
Умник на имбицил...
Сколько ж было измен,
Сколь потеряно сил,

Чтоб дойти до таких арифметик и фраз?!
Это хуже войны и фашизма зараз.
Это дно, ниже коего некуда пасть.
Это вход в рукотворную адскую пасть.

Припев

Это ад, и взорвать
Это надо без слов.
Ничего уж спасть
Здесь не надо. Улов

Бесов полон. Театр
Весь скатился в абсурд.
Это ад! Это ад!!!
Это есть Страшный Суд.

Припев





Глобальное потепление
и барановирус


Солнце светит, сжигая
Гниль с Земли навсегда.
И не будет вам "рая" -
Гнить осталось года.
(это припев)

Но и это безумцам
Не понять никогда.
Ловят лжевирус трезубцем
"Доктор" - мент - лабуда.

Лабуда, что потоком
Льет с помойки ТэВэ.
Бред сей будет без срока -
Лишь бы было "лавэ".

Срок Природы исчерпан:
Хочет выпарить вошь!
Разум Мира не терпит
Страх, предательство, ложь.

Припев

Пропаганды помойка
Только ересь несет.
Мол заводы, и только,
Только лишь углерод.

Бред подобен маразму,
Ведь один лишь вулкан,
Извергаясь, сразу
Перевыполнит план

На столетье коптилки
Всех заводов Земли.
Как всегда лишь страшилки,
С короб уж наплели.

Просто Солнце сильнее парит вшей под заказ
Терры, что уж не может выдерживать вас.

Припев





Нельзя быть свободным среди рабов

У каждого урода есть в жизни тот момент,
Когда он видит ясно судьбы ангажемент:
Бараном по загону его ведут на смерть,
И это проникает в мозги сквозь дури твердь.

Миг ясно, где он будет,
Когда войдет в загон.
Но скоро он забудет,
Ума тревожный звон.

Есть добровольный выбор рабства:
Идти к скотам в загон.
Пастух твердит: "Вы - паства!!!
Не будет вам урон".

Пастух всегда уверен:
Скоты сметут людей.
И метод сей проверен
В пространстве лагерей.
(это припев)

Земля есть то пространство, где страны, города
Реально лишь бараки, и было так всегда.
Пример тому намордники, надетые везде:
Лишь лагерный режим в той липовой стране,

В стране, где дышит вольно
Лишь конченый дебил,
В стране, где есть раздолье
Лишь для фашистских сил.

Но даже чёрт с рабами.
Здесь не об этом речь.
Ведь видите вы сами -
Толпа сулит обречь

И всех других на рабство.
Нет шансов никаких!!!
Планирует тиранство:
Стада затопчут их.

Припев

Не надо уж трудиться
Заплечным мастерам:
Само собой случится -
Всё вверено стадам.

Они всегда уроют
Тех кто не нужен псам,
Пока их кровь не смоет
Сей бесовской бедлам.

Припев

Вина рабов бесспорна,
Они мертвы - груз с плеч!
Осталось лишь упорно
Искать с живыми встреч.

Не для бесед и чванства,
А поиска путей,
Ресурсов и пространства
Спасения людей.

Припев





Вызываем огонь на себя!!!


Вызываем огонь на себя!!!

Рабство беспросветно,
И некуда бежать.
Всё здесь бесполезно,
И нечего уж ждать.

Способы исчерпаны,
Все разобщены,
Лишь одною смертью мы
Будем спасены.
(это припев)

Смертью, что утащит с нами всю ту мразь,
Которая веками здесь хочет управлять.
Сгинет в Солнца пламени сего мира Князь,
Коль позволим сами мы нас испепелять.

Даже не "позволим" - надо ВЫЗЫВАТЬ!
Только таким способом - уничтожать
Всех рабов с хозяевами - можно победить
И вину пред Разумом разом искупить.

Припев

Иначе сценарий столь туп, сколь и прост:
Вначале убьют тех, кто встал в полный рост.
То будет размен "два на один":
Художник, поэт на служивый кретин.

Затем палачей пустят в расход.
Такой вот истории будет исход.

Не стоит идти до таких некротических фаз.
Это хуже войны и фашизма зараз.
Это дно, ниже коего некуда пасть.
Это вход в рукотворную адскую пасть.

Припев

Итак, ВЫЗЫВАЕМ ОГОНЬ НА СЕБЯ!!!
Иначе петля для меня, для тебя
Будет лучшим исходом на шабаше чертей,
Что будут в скотов превращать всех людей!!!

Припев

Вызываем огонь на себя!!!





Стиль барановирусного фашизма

"Я покоряю города
Истошным воплем идиота;
Мне нравится моя работа,
Гори, гори, моя звезда!"
"Марш", Борис Гребенщиков и группа "Аквариум", 1981 год.

Барановирусный фашизм дошел до точки,
Когда мириться с ним - прямая смерть.
Зондер-команды на войне - так то цветочки,
В сравненье с мразью, запустившей эту круговерть,

Точнее шабаш уровня маразма,
Где места для живого уже нет.
Уже не хватит всякого сарказма,
Чтоб описать весь ужас и весь бред,

Весь этот балаган абсурда и растленья,
Всю эту ложь, весь смрад, всю эту гниль,
Весь этот фарс, все эти преступленья...
Весь этот до смешного примитивный стиль.

У черного эСэС хотя бы был свой стиль,
И было ясно кто за что убит.
Сегодня нас преследует тупая гниль,
Перед которой гнуться просто стыд.
(это припев)

Есть триада Коха:
Извлек и заразил.
И это очень плохо,
Когда глав-сан-дебил

Липовой державы
Нагло, без стыда,
Плюет на все уставы
Где сказано, когда

Есть вирус, тогда надо
Исполнить протокол.
Но мы обманем стадо
И сделаем укол,

Тот, что одобрить можно
Тоже чрез года.
Но с дурью всё возможно,
И сразу! Ерунда:

Все стерпят, и прогнутся,
Уколам смерти не скажут "НЕТ!!!",
И даже улыбнутся
Своим убийцам вслед.

Припев

Барновирус просто бред,
Обман всемирного масштаба.
Нет НИЧЕГО, когда триады Коха нет -
Лишь ложь фашисткого генштаба.

Укол от ничего?!
Одумайтесь, ребята...
И много там ВСЕГО, -
Не будет маловато!!!

Припев

Стиль истошных истерик,
Ор в эфир что есть сил,
Стиль в который поверит
Лишь пропитый дебил,

Это стиль нью-фашизма.
Но, господа,
Это явная шиза,
Театр абсурда, когда

Это даже не страшно, а просто смешно:
Франкенштейн будто создал тупое кино.
Будто цирк всех уродцев к нам заехал во двор,
Будто все имбицилы устроили сбор.

Припев

Так что с этим фашизмом пробил час, уж когда
Умереть не от страха - умереть со стыда
Можно, если остались хоть капли ума, господа.
Но спокойно - опять атакуют СТАДА!!!

Припев





"Дикое" племя

Непредвзятые наблюдатели отмечают, что так называемые "дикари" Амазонии во многом разумнее так называемых "цивилизованных" людей. Даже один раз солгавших они просто сторонятся, фактически вычеркивая их из своей общины. Барановирус показывает уровень разумности так называемых "цивилизованных" людей, где лгут или гнуться под тупой и наглой ложью почти все.

Адское пламя
Сжигает тебя.
"Дикое" племя,
Поможет, любя.

Вырвет на волю,
Даст продохнуть,
Справиться с болью,
И продолжить свой путь.
(первые 2 куплета - это припев)

Только с такими,
Как и ты сам,
Будем живыми
И покинем бедлам

Быдла, что правит
Здесь адский бал.
Оно не оставит
Тебя. Ты пропал,

Если не сможешь
К "диким" примкнуть.
Сейчас!, а не позже!,
И это лишь путь.

Путь на природу,
Прочь от оков,
Путь на свободу
Из стойла скотов.

Припев

И остров свободы
Может быть там,
Где "дикие" роды
Не гнутся скотам.

Даже твой город
Может дать кров,
Но НЕ без отпора,
Что смел и суров.

Община для рода,
Вне власти кнутов -
Остров свободы
В мире скотов.

Припев

Свободы общины,
Здесь и сейчас,
Где все едины,
Спасут только нас.

Только такой лишь
Фашизму отпор
Реален. Но ты спишь
И не видишь в упор

То, что топор
Уже над тобой,
И что час уже скор,
И не будет отбой.

Скор час невозврата:
Иль вместе - иль смерть.
То преддверье заката:
И свой выбор отмерь.

Ты в ответе за выбор,
Только ты, уж поверь,
Смерть и позор, либо
Дверь...
Дверь на свободу.
И община - та дверь.

Припев





Узел псевдожизни

Узел "жизни" затянут туго,
И... шею уже не спасти.
Нет правды, любви, нет друга,
И даже креста, который... нести.
(это припев)

Так думал поэт,
Осмыслив свой ад.
Знал бы юный эстет,
Что лжевируса смрад

Окрасит тот ад в блаженства цвета,
Что то лишь разминка, блажь, маета.
Что то передышка от войны до войны,
Что это лишь пауза перед разгромом страны.

Припев

Какой же тут крест
В бедламе скотов?!
Лишь лжи Эверест
У них и Содом,

Содом, что зовется сейчас
Гуманизм,
А без прикрас -
Это просто фашизм.

Фашизм что проник
Уже в каждый дом,
Фашизм что в миг
Превратил в дурдом

Хваленый мир, где человек горд,
Но до смерти боится любых держиморд.
Он оденет намордник - лишь попроси,
Ещё улыбнется, и скажет "Мерси!"

Припев

Какой же тут крест
В маразме толпы,
Которая съест
Всё, как грибы,

Любое дерьмо,
Что ни подкинь,
Оденет ярмо,
И скажет "Аминь"?

Какой же тут крест,
Когда жизни нет?!
Глянешь окрест -
Один только бред.

Бред сивого мерина и то поумней.
Бараны учиться должны у коней.
Бараны в намордниках - стыд для собак -
Остатки свободы отдали "за так".

А за что же отдали?
Днем с огнем не сыскать!!!
Им лишь с короб наврали...
Рабы, твою мать!!!

Припев





Зомби-апокалипсис

Трупный яд
снова
бодро
побежал
по венам.
Зомби - в ряд:
и вновь готовы
побеждать
и к... "великим переменам"...
(это припев)

Так было всегда, никуда не сбежать
От этого шабаша зомби-времён.
Сейчас же лишь стали себя побеждать,
Сейчас лишь намордники вместо знамен.

Перемены видны, и они велики:
Все козыри брошены на адский стол.
Потери в обычной войне НЕ СТОЛЬ высоки,
Но тихий и "мирный" укол,

Что сделают зомби друг другу в борьбе
С лжевирусом, что "ТАК СИЛЁН",
Внесет коренной поворот в их судьбе:
То будет конец их времён.

Все тихо и мирно подохнут, ценя
Заботу о тушках своих сверх всего.
Без всяких проблем и без огня
Орудий. То будет гибридной войны торжество.

Припев

А людям что делать?
Ответ очень прост.
Не ждать же расстрела,
А встать в полный рост.

Сплотиться в общины,
Сбежав от оков,
И уже нет причины
Медлить - таков

Только способ
Спастись от войны...
И без всяких вопросов -
Им уже нет цены.

Припев





Бодрое вымирание

Что такое сей мир
С давних времён?
Ума ль он кумир
Для диких племён?

Он - напраслина тупости
На излёте...
Не отсутствие мудрости,
А маразм_в_почёте.

Все напрасны старания
Средь скотов во мраке:
Важно лишь вымирание,
Всё остальное - враки.

Земля уж дрожит
От маразма скотов,
И никто не сбежит
Здесь от оков.

Гестапо не нужно -
Есть доктор и мент.
Которые дружно,
В один лишь момент,

Одним только рыком
В стойло стадо сгребут,
Которое в диком
Испуге всегда. Где уж тут бунт?!

Напраслина тупости
На излёте...
Не отсутствие мудрости,
А маразм_в_почёте.

Все напрасны старания
Средь скотов во мраке:
Важно лишь вымирание,
Всё остальное - враки.

Раз бунт невозможен,
То надо взывать
К Солнцу, что уничтожит
Всех рабов, и плевать

Что сгинут остатки и людей на Земле,
Ведь и чертей, что держат во Зле
Здесь всех уже с очень давних времен,
Не станет - то возмездия страшный закон.

Напраслина тупости
На излёте...
Не отсутствие мудрости,
А маразм_в_почёте.

Все напрасны старания
Средь скотов во мраке:
Важно лишь вымирание,
Всё остальное - враки.

Так что осталось лишь Землю спасти:
Мы лишь мерзостный сор, что надо смести.
Спасти от нас всех - рабов и людей,
Темницы хозяев, святош и чертей.

Солнце придёт на помощь к уставшей Земле.
К Солнцу в последнем усильи взываем -
Уж лучше сгореть, и с пользой сгореть,
Чем чрез годы позора в итоге болтаться в петле.
От заразы людей, их хозяев - чертей - так мы Землю спасаем:
Через смерть, столь важную смерть.

Напраслина тупости
На излёте...
Не отсутствие мудрости,
А маразм_в_почёте.

Все напрасны старания
Средь скотов во мраке:
Важно лишь вымирание,
Всё остальное - враки.





Пищеварительное,
или
Свежий шашлык из баранины


Стая жадных шакалов
Обглодала страну.
Ещё будет немало
Бед - путь нелёгок ко дну.
(это припев)

Ведь им этого мало -
Всё им надо сожрать.
Не хватать уж им стало
Чего пожевать.

Ведь разрознено стадо,
Хоть и в клетках квартир,
И придумать им надо
Общий сортир,

Где мочить будут тихо,
Лишь сделав укол.
И придумано лихо -
Почти как прикол:

Страшный "вирус", что косит
Всех дебилов подряд.
Они сами попросят,
Сами станут все в ряд

В том сортире, что будет
Носить красный крест.
Под контролем всё будет:
И убой, и привес.

Сколько надо уморим,
Сколько надо съедим,
Все дебилы нам вторят -
Ведь народ наш един.

Припев

А что делать разумным,
В сей клоаке времён?
Лишь сбежать от безумных
В общины новых племен.

По крупицам общины
Создавать - в этом суть.
Медлить нет уж причины -
И это лишь путь:

Путь на свободу
Из сортира смертей,
Возрождение рода
Вольных людей.

Припев





Стройными рядами на убой

Стройными рядами
С рожденья и до смерти,
Чахлыми плодами
Адской круговерти,

Двигаются олухи
В мире мракобесья,
Опорожняя "головы",
Опустошая веси.
(первые 2 куплета - это припев)

Каждому по соске,
йогурту,
ячейке
Соообразно статусу,
возрасту,
статейке
Выдано под роспись
Для умноженья кайфа.
А то, что будет после -
Плевать... Побольше б драйва!

Так было всегда - никуда не уйти
От этого быдла и их рабства пути.
Ряды только стали сейчас постройней:
Задач ведь немало, и они поважней.

"Лечат" друг друга,
А кого и гнобят,
От лжевируса недуга.
Сомкнули все ряд.

Припев

Cей стройный ряд
Сметет всё на пути:
Сметет всех подряд,
Кто не хочет идти

С ними в загон,
А потом - на убой.
У них ведь "закон",
Что ведет за собой.

И уже не ряды,
А один только ряд:
Превратили жиды
Весь мир в каземат.

Весь мир ходит строем
Под дудку врагов,
Занятых убоем
Для рогатых богов

Остатком живого,
Что есть на Земле.
Так было... И снова
Всё сгинет во мгле.

Припев

Что делать живому
В бедламе скотов?
Вернуться к основам
Пути. Он таков:

Живые - к живым,
В общины людей.
Оставим тупым
Их милых чертей.

Свободы общины,
Здесь и сейчас,
Где все едины,
Спасут только нас.

Припев





Вставайте, остатки разума!!!

Вставай же, сила скромная,
Что гибнет на Земле!
Идет война фантомная,
Но сгинет всё во мгле,

Если остатки разума
Ей не дадут отпор.
И без сомнений, сразу же
Взяться за топор

Надо всем вольным людям.
И община этот топор.
Потом мы мразь ОБСУДИМ,
Сейчас же сдержать напор

Фашиствующей сволочи
Надо сообща.
Нечего ждать помощи,
От страха трепеща.

И помощи не будет,
Коль сами не поймём:
Спасение не в чуде,
А в общине новых времён.

Община благородная
Встанет как стена.
Фашистская уродина
Будет сметена.
(это припев)

Идет война гибридная,
Где враг почти фантом,
И самая постыдная -
Обманом входит в дом.

Война на уничтожение
Свободы на Земле.
Война на истребление
Разума во Зле.

Тогда придет спасение,
Когда мы все поймем:
Всё дело в единении,
И ОРУЖИЕ лишь в нём!

Припев

Нас травят химоружием,
И включено "пять джи":
И гибнут даже дюжие...
Всё под прикрытьем лжи

Фейкового вируса -
Бича для дураков,
Выдуманного для выноса
Остатков их мозгов.

Потом заколют до смерти
Вакциной от ничего.
Не слышите вы поступи
Смерти для всего?!

Всего, что нам так дорого,
Всего, что жизни суть.
Страшней не придумать ворога.
Страшней он чем страшный суд!

Вставай ЖЕ, страна безродная,
Вставай на смертный бой
С мерзотою уродливой,
С демонической ордой!

Припев





Искусство

Посвящается поэтам и композиторам, умеющим пускать
героические сопли лишь о давно прошедших событиях.

Что такое искусство?
Лишь показные чувства.
Стихи отвратны,
Если не приватны.

Они лишь тщета,
Маета,
Пустота:

Тщета усилий,
Смыслов маета,
Ярлык бессилья,
Ритмов пустота.

Одни лишь сопли на пути
Таких исканий.
Труднее к краю подойти
Иных познаний.

То не стихи, и не экстаз,
А пик и... пропасть.
Никто не даст туда наказ,
Не выдаст пропуск.

То адский огонь,
Где сгораешь живьем,
И страшная вонь
И ночью, и днём:

Труп прежнего мира
Хорош лишь в кино.
Умрёт даже лира -
Здесь самое дно,

Где всё лишь тщета,
Маета,
Пустота:

Тщета усилий,
Смыслов маета.
Потом бессилье,
Ужас, пустота.

Где всё ерунда: поэт — не поэт,
Художник, писатель или же нет.
Где всем плевать уже много лет,
На разум и честь, и на тот след,

След, что оставим
Пером по воде.
Уж лучше добавим
Бензина в огне,

Огне, что дотла
Сожжет лживый мир -
Исчадие зла,
Дебилов кумир.

Лишь это не лживо,
И не обида глупца,
А логический вывод,
Когда идешь до конца

В познании ада,
Что с давних времен
Вместо райского сада
Здесь воплощен,

Где всё лишь тщета,
Маета,
Пустота:

Тщета усилий,
Смыслов маета.
Потом бессилье,
Ужас, пустота.

Где всё это искусство,
Когда фашизм во дворе?!
Лежат все без чувства,
Каждый в теплой норе.

Они оттуда выходят
Оды лишь петь.
Они не сумасброды,
Чтоб умереть

За правое дело,
За память дедов,
Которые смело
Громили врагов

В том аду, где тщета,
Маета,
Пустота:

Тщета усилий,
Смыслов маета.
Потом бессилье,
Ужас, пустота.





Монастырь концлагерного типа

Барановирус не прошел триаду Коха,
а потому он лишь наглая ложь и инструмент фашизма.

Весь мир превратили в скотский загон,
Где вивисекции не будет конца.
А на вид - монастырь, где строгий закон,
И забота о пастве в поте лица.

Вместо рясы намордник, вместо устава - закон.
Вместо настоятеля - доктор, большой мудозвон,
Вместо библии наВОЗным циркуляром он осенен.
И на границе поставлен надежный заслон -
Выход оттуда здоровья рабам запрещен.

Не надо слов и рабского терпенья -
Прошла пора бездействий и забав.
Когда кругом маразм и разложенье,
Плевать на монастырь и на его устав.
(это припев)

Лженаука в религию превращена,
Ведь без доказательств она
Лишь мракобесье, и грош ей цена.
Одной "утверждалкой" она снабжена.

Не надо доказывать,
А лишь утверждать.
Придумаем вирус,
И нам плевать:
Безмозглому миру
Надо лишь жрать,
Не просит он ничего доказать,
Поэтому будем лишь утверждать.

Барановирус просто бред,
Обман всемирного масштаба.
Нет НИЧЕГО, когда триады Коха нет -
Лишь ложь фашистского генштаба.

Припев

Монастырь лженаукою осенён,
Фашистами создан и освящён,
И к их идеалу он устремлён -
Концлагерю нацистских времён.

Паства привыкла продажным ученым внимать
И поверит во всё, что они утверждать
Станут, чтобы её отвлекать, усыплять
И под соусом этим её истреблять.

Что надо сейчас вместо слов?
Искать из концлагеря выход.
И он очень прост, он таков:
Общины разумных людей как исход

Из ада фашизма. Ну так вот
Это почти что библейский исход:
Через море маразма, вплавь или вброд,
Пока не достигнем свободы высот.

Припев





Страшная сказка о Чебурашке

Жил-был Чебурашка.
Он строил свой дом.
Но вышла промашка -
Построил Содом.

Тот Чебурашка -
Советский народ.
Из-за промашки
Пошло всё вразброд.

Дом тот разрушен,
Подох крокодил,
Порядок нарушен,
Лежат все без сил.
(это припев)

А чтобы поесть
Для прибытия сил,
Придумана "жесть":
Дебила дебил

Лечит и учит,
Как не пропасть
От вирусов кучи -
Страшна та напасть.

И только на это
Все деньги идут:
На новое гетто -
И это лишь труд.

Припев

Cтроят всё то же:
Тюрьмы и склепы.
Всё те же рожи,
Так же все слепы.

Вновь "гайки" затянуты туго.
Недоумки "пасут" друг друга.
И нет ни единого шанса
Избежать сего декаданса.

Припев





Общины остатков разумных людей

Общины остатков разумных людей -
Это единственный путь на свободу.
Они должны быть созданы как можно скорей -
В них лишь спасенье полуживому народу.
(это припев)

Живой - это значит ты СУВЕРЕН,
И свободен по законам природы.
Лишь это не рабской жизни рефрен,
Лишь этого не отнять у свободы.

Там всё будет честно и не мудрено -
Люди без денег и диктата кнутов.
Людям сполна всё от природы дано -
Деньги и власть их превращают в рабов.

Такие общины - это справедливый обмен,
Где получишь не меньше, чем ты вносил.
Бумажные деньги - лишь кукиш взамен
Утраты здоровья и жизненных сил.

Припев

Общины без рабства у демонических сфер -
Свободного развития союз и оплот,
Где без принужденья и искусственных мер
В единстве и творчестве народ расцветет.

Восставшие люди всей планеты Земля
Покинут клоаку и достигнут высот.
И будет сметена всей нелюди тля -
От возмездия их ничто не спасет.

Та тля, что съедает всю Землю живьем,
Что ужас Вселенной, ходячий дурдом.
И скоро до этого мы все доживем:
Судить эту мразь будут лютым судом.

Припев

Свободу слова рабства тряпкой не заткнуть,
Как и одеть ярмо на шею СУВЕРЕНАМ.
Они всегда найдут к святой свободе путь -
Свобода у живых всегда течет по венам.

Вставай же, славянский и немецкий народ
Средь последнего нечисти пира.
Славяне и немцы - та ось, тот оплот,
Что поведёт к спасению мира.

Припев





Упряжка апокалипсиса

Каждый с детства подлежит
Жестокой психотравме.
Кое-кто затем бежит
Утешиться в храме.

Иной искусством облегчён,
Но тем, что всем известно.
Лечится в музеях он -
Тоже святое место.

Большинство же бедолаг
С манечкой хозяина мира
Поднимают лженауки флаг
В её "храме"-сортире.

Везде лишь слепая вера,
Везде лишь наглая ложь.
И давно утеряна мера
У заправляющих этим рож.

Мера отсутствия смысла,
Мера всё отравляющих слов,
Мера, когда лишь числа,
А не люди основа основ.

(Два последних куплета это припев.)

Мера, когда лишь безумство
Норма для всего и всех,
Где в чести лишь паскудство,
Где мерило всего лишь "успех".

Всех запрягли тащить этот воз,
А кучером здесь масонский ВОЗ.
Разум и честь здесь всего лишь навоз:
Скоро усохнет - это вообще не вопрос.

Упряжка уверенно мчится,
Сметая всё на своем пути.
Но с тобой ничего не случится:
Что может с трупом произойти?!

Припев





Стихотворение "Смерть за смерть"

Поганая мерзость -
Вселенной позор -
На Землю низверглась,
Устроила мор.

И проходят века
Позора и рабства.
И не видно пока
Скончанья похабства.

И засохла река
Свободного духа,
И боль велика.
Навозные мухи -

Страшной тьмы облака -
Над людей перегноем,
Что не догнил лишь пока,
Хоть покрыл Землю гноем,

Несут "свысока"
Лютую смерть,
Что так близка.
Но адова твердь

На вид лишь крепка,
Её можно стереть,
Коль не дрогнет рука, -
Вместе с ней умереть.

И позора века
Канут в лету.
Хоть стезя нелегка,
Следуй завету:

Смерть за смерть.
Пусть цена велика,
Так падет круговерть
Геноцида греха.





Стихотворение
"Гнойные розы всемирного маразма"


"Но дни идут - уже стихают грозы.
Вернуться в дом Россия ищет троп...
Как хороши, как свежи будут розы,
Моей страной мне брошенные в гроб!"
Игорь Северянин.

О как смешны все эти розы, слёзы
Где нет страны, и нет почти людей!
Да и они починут скоро в бозе
Из-за бессилия пред натиском чертей.

Весь мир застыл как будто под наркозом,
И впал в маразм, терзаем и гнобим.
Хваленый мир весь поражен психозом -
Животным страхом, что неистребим.

И дни идут, но не стихают грозы,
Ведь из маразма не отыщешь троп.
Как не спастись от лошадиной дозы
Тотальной лжи, вгоняющей всех в гроб.

Но способ есть, он верен и надежен,
И нечего его сейчас скрывать:
Концлагерь этот будет уничтожен
Огнем, который будем вызывать!!!





Дорога в концлагерь

Тернистая дорога
В мерцающей ночи.
Ещё идти немного -
Присядь и помолчи.
(это припев)

Но остального много:
Обман и геноцид.
К концлагерю дорога
Перед тобой лежит.

Фашизм сейчас в ударе:
Всех хочет он сожрать.
Его палач в угаре
Не пожалеет мать.

Палач сего фашизма -
Клинический дебил.
Лицо он нью-нацизма,
Оплот бесовских сил.

Припев

Дебил сейчас во власти,
Он врач и педагог.
Он полон дикой страсти,
Он подведёт итог.

Итог твоим мученьям,
Итог твоим мечтам.
Не стоит ждать спасенья,
Когда кругом бедлам.

Бедлам, в котором люди
Всего лишь лишний сор.
Дебил их всех осудит,
Исполнит приговор.

Припев

Что остаётся умным,
Которых только горсть?
Из городов безумных
Бежать на много вёрст.

И создавать общины
Как разума оплот.
И медлить нет причины -
СПАСАЙТЕ ЖЕ СВОЙ РОД!

Иначе от позора
Можно и умереть,
Или же будет скоро
От рук дебилов смерть.

Припев





Стихотворение "Путь"

Тщета

напрасность

пошлость

страх
беда

безгласность

кавардак.

Что ж, вокруг пустота -
Опускаются руки.
Но не так, чтоб спроста -
Их ломают... со скуки.

И один есть лишь путь
И одно лишь свершенье:
Злую судьбу обмануть
И продолжить движенье.

Но лживая муть
Окружает тебя,
И теряется путь
Под кучей вранья.

И движется мир
Теперь в НИКУДА.
Сбит ориентир,
И баранов стада

Влекут и людей
Теперь за собой
На шабаш чертей,
Потом на убой.

Бараны мертвы,
И людям не жить.
Теперь должны вы
Лишь только убить

Весь этот Содом,
Клоаку греха.
И будет потом
Стикса река.

А Земля возродится,
Всю мерзость сметя,
И тогда уж родится
Живого разума дитя.





Стихотворение
"Всеобщий "брат"


Большой мельтон, который "Дядя Стёпа",
И лишь немногим раньше кум иль сват,
Повышен в звании - теперь Всеобщий Брат.
И правит он теперь насильем... трёпа.

И именно всеобщий, ведь страны, города
Реально лишь бараки, и стало так тогда,
Когда скотов намордники, надетые везде,
Наглядно показали - ты в липовой стране.

В стране, где дышит вольно
Лишь конченый дебил,
В стране, где есть раздолье
Лишь для фашистских сил.

Держит он в страхе человека, что почти горд,
Но до усрачки боится любых держиморд.
Цена этой "гордости" - вонючий горшок
Лживых гарантий, что над свободой смешок.

Абсурда нет больше, ведь не расстрел,
А лишь меньше комфорта для жирных тел,
В стадо скотов превратило весь мир,
Гонимый как мясо на демонов пир.

И остаётся только всё это взорвать:
Если ты мясо, то тогда наплевать,
Какого размера и силы будет костёр.
Лучше такого, чтобы напрочь всё стёр.

Стёр весь позор, похабство и тлен.
И нет никаких вариантов взамен:
Только Огонь, что сожжет лживый мир.
Исчадие Зла, дебилов кумир.





Стихотворение
"Неминуемая смерть Буратино"


Жил-был Буратино
В стране дураков.
Жила "древесина"
Почти без врагов.

Но длинный нос
В намордник не влез.
И молокосос
Попал под "замес".

Уж лучше б проказой
Он тяжело заболел:
Без носа стал сразу,
Но это мягкий удел.

Лжедоктор и мент -
Не лисица и кот:
В один лишь момент
Его пустят в расход.

Вакцина от ничего
Убьёт наповал.
Ведь много там всего,
О чём он не знал.

Иметь длинный нос
В бедламе скотов -
Умрешь, не вопрос,
И без всяких врагов.





Стихотворение
"От ворот поворот!"


Разум
бьется и мается
в клетке "я".
Разом
им питается
тьма воронья.

Ещё на что-то надеется:
Мол, придет мессия и спасет.
Но ничто само не изменится:
От "райских ворот" - поворот!

В конвульсиях мирок гадостный,
И враг в голове, а не у ворот.
Итог всему будет безрадостный:
Деградация и полный разброд.

Людьми как скотом питается,
Нечисти вороньё.
Люди опять попадаются
На тупое враньё.

Хотя уже это не люди,
Когда как скоты с ярмом.
И далее лишь хуже будет -
Сравняют всех с дерьмом.

И одно только осталось -
Весь этот бедлам сжечь:
Превозмогая усталость,
Устроить адскую печь!

Сгинуть вместе с врагами,
Подведя позору итог.
Далее решайте сами,
Дьявол с нами иль Бог.





Стихотворение
"Райский сад"


Чего ты ждёшь?
Чего ты хочешь?
Куда пойдёшь?
И что "отмочишь"?

Напрасно всё.
И, в самом деле,
Зачем терпеть всё
В этом теле?!

Ведь ад кругом -
Без всяких шуток:
Бедлам, Содом -
Дебилы в путах.

Взорвать лишь ад
Осталось людям.
И райский сад
Потом здесь будет.

Но уж без нас -
Мы только мусор:
Мир без проказ,
Людского гнуса.





Конец потребительского общества

Почти советская песня как эпиграф:
И вновь пpодолжается бой,
И сеpдцу тpевожно в гpуди,
И чЛенин такой молодой,
И кровавый Октябpь впеpеди.

И вновь продолжается "ДАЙ!!!",
И нет уже сердца в груди.
Бери от жизни всё, не зевай!
И много ещё впереди...
(это припев)

А если нет сердца в груди,
То не в порядке и мозг.
И дебилов ждет впереди
Лишь лжепандемии психоз.

И уже не штыки иль расстрел
Их могут в концлагерь загнать:
Уменьшенье комфорта для тел
Будет баранов на бойню гнать.

Скотам нужны шоры и суперприз -
Морковка перед носом как светофор.
И они исполнят любой каприз,
Ведь так ими рулят с давних пор.

Припев

Скотов ещё надо всё время пугать,
Но не чем-то реальным, бог упаси.
Надо страх перед дикой чушью нагнать -
Только так создается конченый псих.

Лишь такой псих примет за правду прикол -
Дикую ложь, что по швам всем трещит -
Подставит свой жирный зад под укол,
И медленной смертью будет убит.

Припев

Да, много смертей впереди,
Когда нет сердца в груди.
И это конец на пути
В концлагерь, что впереди.





Стихотворение
"А что ещё осталось?"


Сгущается тьма на перекрестье миров,
И не можешь найти ты нигде себе кров.
Да и какой уж тут кров в бедламе скотов,
В аду наглой лжи и нью-фашизма оков?!

Средь безумного мира, где основа основ
Дебилизация, рабство; где каждый готов
За вонючую жрачку идти в стойло скотов?!
Среди старой инквизиции новых костров?!

Жизнь невозможна среди безумных врунов,
Твердящих лишь выдумки лжеученых ослов,
Мол лишь в наморднике дебил будет здоров,
И спасется от лжевируса, что так суров.

Жизнь невозможна среди кликуш, дураков,
Дебилов, шизоидов, даунов, а ведь таков
Главный состав населенья; так что оков
Здесь и не надо. Имбецильных ментов,

Телекликуш, лжедокторов и прочих лгунов
Будет достаточно, чтобы убить всех скотов
Хитрым уколом в обертке из отвлекающих слов.
И лишь осталось нарыть для захронения рвов.





Стихотворение "Нет птичьего гриппа,
а есть лишь куриные мозги..."


Нет, то не "птичий
грипп"
Сказал вдруг "фас!",
А лишь куриные мозги,
товарищи,
у вас.

А свиновирус подтвердил:
Размяк ваш мозг.
Барановирус "норму" утвердил:
Она - психоз.

Фашизма старый психовирус
Живуч всегда.
Помноженный на идиотовирус
Через года,

Он вывел новый вид скота,
Что туп как пень.
Настанет скоро день, когда
Идиотизма тень

Накроет лживый гадкий мир
Уж навсегда.
Продлится нечисти богатый пир
На долгие года.





Стихотворение "Демоны правят миром"

"Мы метим все в наполеоны:
Двуногих тварей миллионы
Для нас оружие одно".
Ас Пушкин.


Любая вошь усваивает правила такой игры
Чуть только вырвется из тлена.
И снятся ей уже не тёмные астральные миры,
А острова Святой Елены.

А после правила такой игры
Распространяются на пленных,
Попавшихся в капкан тупой муры,
Что смех для остальной Вселенной.

Игры, где ложь и дикий геноцид
Стали нормой "жизни" для рабов,
С рожденья здесь никто не избежит
Позора, растленья и оков.

Игры, где цель лишь потушить
Все божьи искры, а потом
И разум в корне задушить,
Чтоб стали все рабы скотом.

И только лишь весь ад взорвать,
Взорвать хозяев и всех рабов,
Есть та наука побеждать,
Что освободит всех от оков.





Стихотворение "ТЕХ-нический регресс"

Калькулятор

компьютер

интернета эпоха
телевизор

мобильник

ума голгофа.

В мире геноцида
Не нужен прогресс.
Нелюди гнидам
Важен регресс.

Упырям это нужно
Для цифрового рабства.
От того так натужно,
И лишь для похабства,

Спешно внедряется то,
Что готово давно,
Чтоб пустить всех на дно,
Превратить всё в говно.

Темница для раба
Не может быть с дом.
И всем нам "труба",
Если не поймём,

Что только общины
На свободу путь,
Где все едины,
И в этом вся суть.





Стихотворение "Виртуальность"

Бумажный змей
Влетел в страну,
Прогнал взашей
Седую старину.

Затем поёрничал, поколобродил
И на погибель всем родил урода.

Виртуального урода…

Это на вид лишь только комфорт,
Знаний обмен, развлечения род.
Реально же - полный контроль держиморд,
К цифровому концлагерю поворот.

Где всех заклеймят меткой раба,
В стойло загонят, и такая судьба
Ждёт уже всех, и всем будет "труба",
Где невозможны любовь и борьба.

Но пока ещё возможна борьба,
Если убить в себе страх раба.
И поможет здесь не стрельба,
А только община, где голытьба

Через живое общенье
И совместный труд
Пойдет к возрожденью
И уничтожит спрут.

Спрут нью-фашизма,
Геноцида оплот,
Верх дебилизма,
Демонов плод.





Стихотворение "Смерть"

Вокруг лишь тупое жрущее быдло -
Вонючий продажный рабский скот -
За которое до смерти стыдно,
Что тянет на дно человеческий род.

Разумному жить здесь невозможно,
И даже с достоинством умереть -
Хоть это раньше было несложно,
Теперь же ждет лишь позорная смерть.

Но есть и способ рабов уничтожить,
Убив и хозяев этих рабов.
И этот способ реально не сложен,
И только он спасет от оков.

Этот способ - Огонь, что на себя вызываем,
Чтобы вместе с нами и позор наш сжечь.
Так достоинство, честь, да и Землю спасаем -
Только так возможно её уберечь.





Стихотворение "ЛЖЕнаука"

ЛЖЕнаука -
столь хитрая штука,
где круговая порука
страшнее, чем "бытовуха".

Полуложь
как таракан лезет каждому в ухо.
Но всё ж
и на старуху бывает проруха:

Цепь лжи
порвется в самом надежном месте.
И жди
потрясений, после коих она не воскреснет.

Позор,
что она навлекла на себя служеньем фашизму,
И вздор
о лжевирусе, лжепандемии, что ведёт мир на тризну,

Это и приговор,
и вешать за это - лишь минимальная для наказания мера.
Ведь это террор,
а точней геноцид, которому в прошлом нету примера.





Стихотворение "Перекрестье миров"

Перекрестье миров:
Наломали дров,
Понаставили крестов.
У рогатых демонов
Неплохой улов.

И разрушены основы основ,
И потерян твой кров.
И стада баранов
И толпы ослов
Под игом лжедокторов
И ментовских псов
Вошли в мир кошмаров -
Нечисти последних пиров.

И безумия плотный покров
Пал на рабских скотов:
Каждый здесь нездоров,
Но не от лжевирус'ов,
А от отравленных слов,
Превративших всех в дураков.

Ответ Природы будет очень суров.
Уже не люди, а лишь нечисти улов,
Еда лишь на блюде для адских миров,
Достойны лишь истребленья костров.





Стихотворение
"Баранья евгеньика человеческой природы"


Памяти Велемира Хлебникова

Всем в'ажны конские свободы
И равноправие коров.

В такой селекции проходят годы.
Фашисты имеют неплохой улов
От бараньей евгеньики природы.
И уже не хватает людских голов...

И придуман намордник для нелюдей,
Чтоб легко отличить на пире чертей
Тупой рабский скот от остатков людей.
И для этого хватит лживых идей:

Лжевирус отделит без особых затей
Зерна разумных от плевел скотолюдей.
Далее будет приказ: "Без намордников бей!",
Тащи в медкаталажку и лжевакциной убей.

Что же людям осталось,
Что всегда вразнобой?
Превозмогая усталость,
Последний дать бой.

Перед смертью сплотиться,
Вызвать Огонь на себя.
Земля потом возродится,
Эту жертву ценя.





Стихотворение
"Старые акульи страшилки -
сродни новому барановирусу"


Главное оружие фашизма - это полная чушь, превращаемая в страшилку.

Даже
чукча
в
чуме
чувствует
опасность от
чужого
чудища
с
чудными
зубами крепостью с
чугун,
с пастью как
чулан.

Это
чудо-юдо
страшно как
чума.

И нашу
чуткость
не обманет
чушь
статистика -
чурбана.

И не успокоит
даже
чужеземный
хоть
чуть
чужеядный,
но нежный,
чудотворный
и
чубайсноватый
Чупа -
Чупа -
Чупс.

В общем,
чур!
чур!!
чур!!!


Но стала
чушь
паскудней,
чудовищней
и злей.

Чудища
из преисподней
чушью
в скотолюдей
всех
чуткость
потерявших
стали превращать.

Чуда
уж не будет,
если потакать
чудовищному
монстру и
чушь
не развенчать.

Чучело
фашизма надо всем сжигать.





Стихотворение "Шанс"

Нам светит лотереек шанс.
Все самодовольны и спокойны.
"Тефаль" думает за нас -
... и мы все этого достойны!

И за это нам дан декаданс,
Где в прошлом разруха и войны.
Бойни сейчас есть тонкий нюанс:
Тихий укол - и все покойны.

Но мы думаем, что фашизм не про нас.
Мы и дальше тупы и спокойны.
Ведь кормят и "лечат" нас и сейчас,
Лишь кретины кричат про скотобойни.

Мы и далее будем только лишь жрать,
Ожидая другого для счастья шанса.
Лишь киногерои будут у нас умирать -
В тёплом вонючем мирке декаданса.





Цифровой концлагерь

Ты думаешь мобильник
Создан для тебя?
От щедрот обильных,
И тебя любя?

Любя всех дальних, ближних,
Заботясь лишь о том,
Чтобы границы времен книжных
Раздвинуть, а потом

Дать одиноким вволю
Использовать свой глас.
Скрыв лишь, что контролем
Всех охватят нас.

Причем таким контролем,
Где как книга ты открыт,
Любой твой шаг уж боле
Не будет ими забыт.

И теперь ты не один, а с ними,
вместе со всеми "своими"
мечтами,
делами
и
потрохами!

Далее они лишь усилят
Мощность до "пять джи":
Здоровье всем подпилят,
Всё под прикрытьем лжи

Фейкового вируса -
Бича для дураков,
Выдуманного для выноса
Остатков их мозгов.

Потом заколют до смерти
Вакциной от ничего.
Но ты не слышишь поступи
Смерти для всего,

Ведь ты не один, а с ними,
вместе со всеми "своими"
мечтами,
делами
и
потрохами!





Стихотворение "Вопрос"

Одиночества, скорби и бед нет?
А веселье, азарт, питьё и трах?
В этом повёрнутом мире лишь бред -
Голимый бред, что у всех на устах,

Даст зыбкую почву, но не для ног -
В темнице для разума они не нужны -
А лишь для комфорта говорящих жоп,
Что так довольны собой и важны.

Одиночество, скорбь, да и беда -
Это награда, хотя и вгоняет в гроб.
Но так и лучше. Ведь уже невода
Заброшены для отлова говорящих жоп.

Ведь жопы пропили остатки ума,
Проели, просрали память отцов.
А для Земли они словно чума,
И ей только на руку этот отлов.

Отлов идет по законам дерьма,
Что правит жопами очень давно.
И давно нет места здесь для ума -
Лишь пищеваренье развиваться должно.





Стихотворение
"С новым барановирусным годом..."


Старого маразма
Будет новый год.
Приготовьтесь сразу
Подставлять живот,

Нетронутую вену,
Или жирный зад:
Укол идет на смену
В геноцида ад.

Уколом тем погубят
В намордниках скотов.
Все тихо дадут дуба
Как нечисти улов.

Так что с новым годом,
И лжевирусом болеть!
Ведь с его приходом
Подойдёт и смерть.





Стихотворение "Профанация"

Точка, точка, запятая -
Вышла рожица тупая.
Палка, палка, эллипс-огуречик -
Получился евклидовый человечек.

Параллельные прямые
Не пересекаются здесь,
От того все тупые,
И только лишь спесь

А не гибкий разум,
Давно здесь рул'ят.
И стали все сразу
В "арифметический" ряд.

Этот стройный ряд
Сметает всё на пути,
Сметает всех подряд,
Кто не хочет идти

С ними в загон,
А потом на убой.
У них ведь закон,
Что ведет за собой.

Тупые и трусливые
Сделают гиблый укол
Под страшилки лживые,
Тупые как прикол.





Стихотворение "Творчество"

Бабьё - это шваль,
Тупые мартышки.
Тебя им не жаль...
Заройся-ка в книжки:
Пойми, что и там
Спасения нету.
Пошли всё к чертям,
Но будь верен обету
Творить, пока жив,
Несмотря на угрозу,
Что и там - куча лжи,
Как у... Деда Мороза.





Стихотворение "Любимая"

Ты - свет моих очей,
Королева сладких снов,
Звезда бессонных ночей,
... и рак моих мозгов...





Стихотворение "Любовь сегодня"

Здесь господствует ложь
уже на первом свиданье,
и ты не вернешь
той любви трепетанье,

где нет торга, обмана,
докучливой лести,
где вы ходите пьяны
от того, что вы вместе.





Стихотворение "О любви"

Романтический
флер
Окутал,
маня.
И мира капут
хер
Волнует
меня.





Стихотворение
"Искренне любят лишь мертвых"


Искренне любят лишь мертвых
(Живых трудоемко любить):
И на вид они более мертвы,
И не будут мешать нам "жить".

Мир "живых" основан на грубых контрастах,
И забвении того, что относительна смерть.
Это плодит так много "живого" балласта,
Что скоро дрогнет земная твердь.

Мертвых проще любить и лелеять -
Они не будут за нас краснеть.
За это ругать их никто не посмеет:
Мы квиты, и защита им смерть.

Гораздо труднее с живыми.
Ведь чтобы любить их уметь,
Сострадать и творить должны мы:
Любовь без этого - наркотик и смерть.

И нам лишь осталось смеяться:
Здесь каждый второй некрофил.
Но мы будем творить и держаться,
Пока нам хватает сил.





Стихотворение "Трудоголия"

Лучше умереть
алкоголиком,
или
наркоманом,
чем быть
трудоголиком
и
гигантоманом.

Карающей
десницей
трудогольский
раж
губит все
крупицы
творчества
у вас.





Стихотворение "Своя программа"

Садик

школа

престижный ВУЗ.
А вокруг тебя Советский Союз.
Бабушка, дедушка, папа и мама.
И у каждого долбо#ба своя программа.





Стихотворение
"Беги от жестоких компьютерных игр"


Бей?! - весьма сомнительно...
Беги! - вот это основательно!
И попутно думай, как укрыться, -
Чтобы отдохнуть и подлечиться.





Птичка-невеличка

Птичка-невеличка
свила
Уютное гнездышко
под карнизом панельного дома.
Поела
поп-корна,
Попила из
"Святого источника".
И совсем
не заметила
Что мозги
её стали
действительно...
птичьи-
ми...





Занавес, полувзрослая почти сказка

В одном полуцарстве-недогосударастве жила-была маленькая девочка. В доме у неё был большой матерчатый занавес со всяческими мелкими вышитыми бисером надписями по краям и большим замысловатым узором в центре, поверх которого громадными жирными буквами было выведено "Временные трудности, но общий курс - верный". От природы девочка была очень доброй и послушной, кроме того мама с папой, дедушка с бабушкой, воспитатели и учителя ей постоянно твердили, что настоящая воспитанная девочка не должна заглядывать за занавес, так как это является признаком дурного тона и распущенности, а обязана посвятить все свои силы и прилежание на изучение и запоминание узора и записей по краям, а также на то, чтобы лучше понять различные толкования разных мудрецов всей глубины значения основной путеводной надписи на занавесе.

Послесловие: ЗАНАВЕС НАЧАЛ ОТКРЫВАТЬСЯ!





Тотальный бред

Я ненавижу бред,
Гонящий на погост
Стадо, что след в след,
Раком - не в полный рост -

Остатки чести забыв,
Разум весь растеряв,
Идёт прямо в обрыв
Ради фашистов забав.

Скоро и твой черёд:
Лжевакцины стрела
Тихо тебя убьёт.
Такие вот дела

Творятся там, где забыт
Живой свободы свет,
Где утеряны ум и стыд,
Где в чести лишь бред.





Бегемоты на автопилоте

Тупые зажравшиеся бегемоты
В лжепандемии вонючем болоте -
Здешнего ада последней блевоте -
Идут на закланье на автопилоте.

Они, как всегда, все в делах и заботе
О размноженьи, жратве и работе.
Работе "на дядю", что так в почёте,
У которого они лишь знаки на слоте.

Том слоте, что основан на лжи боте,
Тотальной лжи как геноцида оплоте,
Которая на жизнерадостной ноте
Всех и уничтожит в этом болоте.





С дебилами в ногу идти

Всё в этом мире насквозь лживо,
И нет к реальной свободе пути.
Разве что улыбаться фальшиво
И с дебилами в ногу идти.

Идти с ними в ад, который строят
Они по указке демонических сил.
И по пути они тебя перекроят
Так, что станешь почти как дебил.

Любовь здесь лишь только отрава,
Созданье "сырья" для новых могил.
Она лишь для эго и тела забава,
Средство для сброса последних сил.

Дружба также здесь невозможна -
Рабы не способны любить и дружить.
В мире где всё так убого, ничтожно
Лишь в одиночестве можно тужить.

Хуже позора, растленья и тлена
Трудно придумать иль вообразить.
Смерть только выход из этого плена -
Всю эту мерзость надо спалить.





Страшная сказка о двойке

Опускаются руки
От напрасных трудов.
И дело не в скуке,
А в потере основ.

Основы для жизни
И основы любви.
Все мы на тризне,
С ядом в крови.

На тризне духа,
При смерти ума.
Доходят до слуха
Лишь ушаты дерьма.

Дерьма, что помойка
Пропаганды несёт.
И есть только двойка:
Лжец и идиот,

Что может слушать
Весь этот бред,
Убивающий душу
И оставляющий след

В виде маразма,
Что крепчает всегда.
И не хватит сарказма,
Лишь сгореть со стыда

Только осталось
Остаткам людей.
И ужасна усталость
От вырождения дней.





Нелюди гадкая мерзость

Нелюди гадкая мерзость
Землю в скитаньях нашла.
Прямо из ада низверглась,
Нас уничтожить пришла.

Ложью, мечом она всеми правит,
Делая каждого с детства рабом.
Пленных в покое она не оставит -
Будет кромешный Содом кругом.

Будет и дальше всем резать ухо
Дикая ложь, что вгоняет в гроб.
Будет и дальше убийство духа,
Разума, чести, гениальных особ.

Надо нам мразь всю уничтожить
В жертву себя при том принеся.
Далее мразь будет лишь множить
Беды, кошмары и Земля вся

Станет концлагерем единым,
Будет фашизм править везде.
Станет человек подобен скотине,
Рабской скотине в цифровой узде.





Колесница в ад

Тупые люди словно мулы в колеснице
Запряжены и следуют все цугом,
Покорно подчиняются вознице,
Поражены смертельным все недугом.

Недугом тупости, болезнью разложенья
Ума и чести, совести и духа.
И не заметно здесь сопротивленья
Диктату нелюди — поныне с этим глухо.

Готовы все поверить в небылицы
Тупее некуда, лишь идиоту впору.
И кроме этой адской колесницы
Все знают только маленькую нору,

И прячутся туда, считая домом,
Где могут отдохнуть от службы нудной;
Хотя тот дом и окружён Содомом,
Никто не рвется из норы паскудной.

Диагноз страшен: нету излеченья
От рабства, что уже в подкорке.
Не избежать позора разложенья,
Не спрятаться в вонючей норке.

Сей гадкий мир лишь будет уничтожен —
Иной судьбы не может он иметь,
Ведь если ум погиб и дух стреножен,
То выход из всего одна лишь смерть.





Лишь широка страна моя родная...

Уже давно страна моя тупая
Живет под игом, раб тут человек.
И я другой такой юдоли не знаю,
Где так гадко уже который век.

Это страна, где дышит вольно
Лишь конченый дебил.
Это страна, где есть раздолье
Лишь для фашистских сил.

Страна, где для таланта
Дорога в никуда.
Страна, где роль инфантов
Одна - гнобить стада.

Стада послушных чурок,
Стада недолюдей.
Стада ментов и урок,
Стада получертей.

Страна, где всё прогнило -
Всё невозможно в ней.
Страна, где нет уж силы
Вернутся в стан людей.

Страна, где лишь намордник
Теперь вместо знамён.
Юдоль рабов покорных
До окончания времён.





Одиночество

Надо сбежать от холода
Дружбы, любовных встреч.
Этим не утолить голода
Духа, тоску не сжечь.

Только одно одиночество
Разума тяжкий удел.
Там возникают пророчества,
Там ты уверен и смел.

Здесь весь мирок гадостный
Будет как страшный сон.
Здесь только труд радостный
С гармонией в унисон.

И здесь возможно решение
Многих реальных проблем.
И здесь только спасение
От безумного мира дилемм.





Метка раба

"Город это чистый лист, на котором
можно написать любой иероглиф"
Мао Цзэдун


Лишь городам была такая судьба.
Всё поменял лжепандемии молох:
Одел намордник как метку раба.
На очереди ошейник от блох.

И унитаз как спасенье для лба
Будет потом надет как залог
Резекции разума. Эта судьба
Ждет лживый мир, где геноцид бог.

И укол с ядом будет очень неплох
Для лечения насморка.
Никто не читает уже между строк -
Знакома лишь азбука.

И такая тупость хороший залог
Для убийства народов как блох,
И для цифрового концлагеря,
Что будет безумного мира итог.





Судьба раба

В детстве жалкие родители-рабы
Льют на тебя поток ерунды:
Все ущербы своей горькой судьбы
"Дарят" тебе, не закрывая рты.

А в школе ты попадаешь в молох
Искусной лжи, что смерть для ума.
Муштра и зубрёжка подведут итог:
Урон для таланта и в душе зима.

Мало тех, кто несмотря на урон,
Зиму в душе и семена зла,
Далее сможет пройти сквозь заслон
И избежать превращенья в осла.

Заслон - лженаука и прочий бред,
Умело навязанный с юных лет.
В ранимой душе он кровавый след
Оставит как основу будущих бед.

ВУЗы и далее льют ушаты дерьма,
Винтиков делая из бедных людей.
Рабства система успешна весьма
Как производство еды для чертей.

Тех воплощенных чертей-нелюдей,
Что геноцид возвели на алтарь,
Чтоб собирать урожай из смертей
Духа, ума для превращения в тварь,

Дрожащую тварь человека Земли,
Что исходно был не так плох.
И чтобы рабы сбежать не смогли
Придуман лжепандемии молох.

Этот молох - в концлагерь путь,
Рабства цифрового кромешный ад.
Если не борешься, тогда будь
Готов к убою — нет пути назад.





Новые методы старого фашизма

Летает ложь во всём эфире,
Усиливает дурь во всех.
Уже нет правды в тупом мире -
То нелюди большой успех.

Дурман вонюч и очень стоек.
Его так трудно избежать.
Основа он для гетто строек,
С которых будет не сбежать.

Фашизм умело ложью правит,
Сгоняя в гетто дураков.
Людей в покое не оставит
Без новых цифровых оков.

Фашизм не может без прислуги:
И там, где раньше был палач,
Сейчас лишь лживые недуги,
Намордники, менты и врач.

Лже вирус этот очень страшен.
И чтоб его искоренить,
Убить всех надо, кто "без башен" -
Уколом с ядом умертвить.

Не будет далее возврата
В привычный мир без таких бед.
Не только нелюдь виновата
В разгроме мира через бред,

Голимый бред, в который верит
Лишь только олух иль дебил.
Тлетворный бред, что не измерить,
Что дух и разум уж убил.

Лишь только смерть из ада выход,
Когда всё будет сметено.
На лихо мы ответим лихом:
Сжигать сей ад пора давно!





Супер-рабы

Тупая ложь, диктат, насилье без конца
Гнилого мира гадкие основы.
Лишенье чести, духа, разума венца
И техно-рабства новые оковы.

Дошёл позор почти что до конца -
Уже смешны теперь нацизма бойни.
Скоты в намордниках, твари без лица
Гонимы в нью-фашизма скотобойни.

Теперь не пушка, бомба или пистолет
Громят людей, что быть здесь не достойны.
Теперь громит весь мир голимый бред,
Теперь шприцом и ложью ведутся войны.

А рабский скот покорен как всегда -
Трепанги более умны и беспокойны.
Сметён безумный мир будет навсегда -
Лишь только смерти супер-рабы достойны.





Жлоб тебя загонит в гроб

Уже давно пришел на смену
Людей ума покорный жлоб.
Платить за это надо цену -
Он всех людей загонит в гроб.

Не то чтоб сей злосчастный жлоб
Весь полон зависти и злоб,
Нацелен был на тех особ,
Чей путь извилист и особ.

Как биомасса страшен жлоб -
Не надо много силы, чтоб
Одним числом загнать тех в гроб,
Кого так мало - жлобов же скоп.

Когда жлобы теперь рабы
Барановирусной судьбы,
А люди стали все слабы,
Не выиграть у них борьбы.

Людей в свой ад утащит жлоб.
Не надо пули прямо в лоб,
Укол лишь с ядом, ну и хлоп:
Пройдёт полгодика — и в гроб.





Последний бал фашизма

Всеобщего дурдома
Настал последний пир.
Всё это так знакомо -
Прощай, безумный мир.

Давно знакомы тупость,
Фашизм и геноцид.
Именно чрез глупость
Дорога в ад лежит.

Чрез глупость ложью правит
Отродье нелюдей.
Чрез ложь оно заставит
Людей в скотолюдей

Мигом обратиться,
Достоинство забыв.
В быдло превратиться,
Устроив в ад заплыв.

Заплыв чрез море скорби,
Маразма и беды.
Надежды свои сгорби:
Напрасны все труды,

Где только страх и подкуп
Реальный механизм,
Через который подло
Правит бал фашизм.





Вырождение

Вырождения страшная участь,
Как основа всех будущих бед,
Покарала всех тех, кто ссучась
Потерял животворного духа след.

Ведь когда одни эго и тело
Сверхважны, а другое лишь прах,
Безобразная мразь берёт тебя в дело,
И затем тебе будет полный швах.

Ведь когда в небрежении сердце,
То тогда не в порядке будет и ум:
Смертоносная ложь найдет дверцу
К мудаку и станет властителем дум.

Громадной ложью всегда ловко правит
Господствующий здесь сплошной геноцид.
Уродов без сердца и чести он не оставит —
В безмозглый рабский скот превратит.

У кого есть ещё сердце, тем нужно
Испепеляющий Огонь на себя вызывать.
Лишь умереть сейчас можно дружно,
И это лишь важно, на остальное плевать.





Подражание Саше Черному

"Хорошо при свете лампы
Книжки милые читать,
Пересматривать эстампы
И по клавишам бренчать".
Саша Черный

Хорошо во лжи угаре
В блоге критику тачать.
Хоть фашизм сейчас в ударе,
Лишь смиряться и ворчать,

Щекоча гнилые чувства
Диким страхом пустоты,
Напрочь позабыв искусство
Освободительной войны.

Окруженный адским пиром
Обнаглевших нелюдей,
Приправлять свой бред гарниром
Отравляющих страстей.

Только подкуп и измена
Недоумками рулят.
Велики уж перемены:
Стали все бараны в ряд.

И осталось лишь баранам
Яд уколом всем вгонять,
Соблазнив их чистоганом,
Или испугав опять.

Выхода уже не будет
Из бедлама дураков.
И дурак тебя осудит
Адом цифровых оков.

Только сжечь сей ад осталось,
И Земля без дураков
Исцелит свою усталость
От назойливых клопов.





Размножение в неволе

Неволя есть неволя,
И раб тут ты навек.
Коль так, не надо волю
Давать любви утех.

Довольно производства
Безумного раба.
Всё побеждает скотство -
Рабов тупая судьба.

Не надо так стараться
Вновь делать дураков:
Не могут они остаться
Без цифровых оков.

Оковы лишь придурки
Позволят на себя надеть.
Не надо делать чурки —
Уж лучше умереть.

Но умереть не тихо,
Устроив ад врагам.
На лихо ответим лихом —
Взорвём гнилой бедлам.





Памяти Мандельштама

"Я от жизни смертельно устал,
Ничего от нее не приемлю,
Но люблю мою бедную землю,
Оттого, что иной не видал".
Осип Мандельштам, 1908.

Но тогда ещё тускл был накал
Геноцида, спалившего Землю.
Если б знал наш поэт, если б знал
Что фашистские силы не дремлют.

Что Серебряный Век будет пик
Пред фашизма сплошным лихолетьем.
Что фашизм тогда уже возник,
Воцарился уже на столетья.

Что фашизм превратит всех в скотов —
В намордниках послушное стадо.
Что для этих бездушных ослов
И поэтов уж будет не надо.

Что и он, хоть великий поэт,
Сгинет в лагере, и без могилы.
Что Марина Цветаева вслед
Влезет в петлю, утратив силы.

Что война это только цветы
Перед новым всемирным убоем,
Где лжедоктора и скотоменты
Лжевакциной с ядом мир перекроят.

Что в лагере смерть за свой дар
Это ещё не большая проблема.
Ведь мирового маразма угар,
Совести, чести и духа экзема

Это тот ад, для которого есть
Мера одна, и одно лишь решенье:
Испепеленье, тотальная смерть
Во имя Земли, её во спасенье.





Плыть по течению

В пространствах логики убогой,
Где что ни шаг - то слабина,
Воздвигла дикой лжи чертоги
Та нелюдь, коей начата война

За превращение в уродов
Всех тех, в которых божий свет.
Не надо ждать иных исходов:
Лишь нагнетанье страха, бед,

Внесенье смуты и разлада
Задача их на много лет
Для воплощения здесь ада
Как апофеоза этих бед.

И только люди виноваты
Во всей беде, чей корень ложь,
Так как изрядно туповаты —
Придурки и дебилы сплошь.

Конечно нелюдь дала силы
На отупение людей,
Но то, что многие дебилы —
Вина не только уж на ней.

Ведь каждый в детстве сделал выбор
Лишь по теченью плыть, при том
Не угрожала ему дыба,
Не под прицелом стал скотом.

И по теченью все прибудут
В загон убоя для скотов.
И всех история забудет -
Слепых кротов, тупых кротов.





Перекосы недобытия

В безумных перекосах бытия
Не задают уж верные вопросы:
Зачем был создан мир, и кто в нём я?
В чести лишь жирных тел запросы.

Ну и тогда лишь пищей для скотов
Сам станешь, ведь всему есть мера.
У скотонечисти богат улов -
Настала геноцида эра.

Она настала, ведь в загоне дух —
Единственная для неё контрмера.
Но жрущий полудурок так же глух,
Хотя с икон уже сочится сера.

Безумный мир с ущербною душой
Неотвратимо движется к кончине
Под зомбоящика унылый вой.
И этот путь - путь от людей к скотине.





Умереть со стыда

Опять опускаются руки,
И нет сил на мерзость смотреть.
Не сдохнуть теперь со скуки -
От стыда настанет смерть.

От стыда за тупое быдло,
Со стыда за рабский скот.
За это действительно стыдно,
Ведь это позорит людской род.

Ведь когда одни недоумки
Строят кромешный бедлам,
Набивая кошельки, сумки
Как плату за службу чертям,

То всё это даже не страшно,
Как не страшен дебилов строй.
Пусть даже всех, кто "без башен",
Этим строем ведут на убой.





Крепость

Фашизм говорит: ты лишь тело.
Геноцид твердит: ты лишь мозг.
Они дружно взялись за дело,
И в их руках ты лишь воск.

Лишь воск для лепки уродца,
Который не знает про дух.
Сырьё для созданья народца,
Что хуже навозных мух.

Со школы всех умело
Оболванили, а потом
Пристроили в то дело,
Что делает тебя скотом.

То дело лишь производство
Питанья для получертей.
Уродство плодит уродство,
Нет места там для людей.

И если там остаёшься,
То наверняка ты пропал.
Человеком уже не вернёшься —
Получишь звериный оскал.

Только общины разумных
Смогут противостоять
Толпам рабов безумных.
И крепость эту не взять.





Тоска людоеда

Я подыхаю от голода,
От голода на людей.
В ком есть душа - те золото,
В отличие от свиней.

Свиньи в намордниках сухи
И противны на вкус.
И это только лишь слухи,
Что одинаков груз.

Ведь душа, когда в теле,
Двенадцать весит грамм.
На вкус она, в самом деле,
Как пирожное вам.

Когда же ешь идиота,
Что намордник одел,
То подступает икота -
Жалеешь, что поел.

Не чувствуешь себя каннибалом -
Баран и на вкус как баран.
При барановирусе трудно стало
По деликатесам выполнить план.





Мясо

"Как наполненные ведра
Растопыренные бюсты
Проплывают без конца —
И опять зады и бедра…
Но над ними — будь им пусто! —
Ни единого лица!"
Саша Черный, "Мясо", 1909.


Геноцид рукою твёрдой
Всех оставил без лица.
Не звучит сейчас уж гордо
Имя обладателя мясца.

Там где было просто мясо,
Стал прожаренный шашлык.
Зомбоящик точит лясы —
В мозг дебилам всем проник.

Он не просто лясы точит,
Умножая ложь на ложь.
Уничтожить мясо хочет,
Не фрагментами, а сплошь.

Нью-фашизму нужен лагерь,
Где над мясом полна власть,
То есть мировой концлагерь,
Где наестся он уж всласть.

Только вешать полицаев
Снова будут, как и встарь,
С ними врачебных попугаев —
Вырожденческую тварь.

Будет страшен суд, и ярок
Очистительный огонь.
Люди уничтожат яро
Нелюди гнилую вонь.





Ада семя

"Если все живое лишь помарка
За короткий выморочный день,
На подвижной лестнице Ламарка
Я займу последнюю ступень".
Осип Мандельштам, "Ламарк", 1932.


Никогда живое не помарка -
На него легла лишь геноцида тень.
Приготовьтесь, скоро будет жарко:
Мы взорвём всю эту дребедень.

Лишь взорвать всё это нужно,
Так как нет здесь места для людей,
Что всегда так трудно, так натужно
Выживают среди получертей.

Геноцид на это и направлен —
Превратить людей в получертей.
Даже воздух здесь уже отравлен.
Много у чертей других затей.

Все затеи одного лишь русла:
Чтобы искру божию убить,
Дикой ложью отравить искусно,
Разум этой ложью усыпить.

Спящий разум демонам подвластен:
Что угодно из него лепить
Можно, и этот путь ужасен -
Искру божью можно так добить.

Если уничтожить ада семя,
Искра божья уже не пропадет.
Кончилось для геноцида время —
Страшный суд его давно уж ждёт.

Этот суд устроим ему сами,
Если будем вместе вызывать
Тот Огонь, который вместе с нами
Ада семя будет испепелять.

Тот Огонь опасности для духа
Не несёт, для нелюди он швах.
Для Земли закончится вся мука —
Отряхнет она весь этот прах.





Лавина лжи

Тебя обманули - не страшно,
Но это лишь до поры.
Потери сперва не ужасны
В ходе с лжецами игры.

Утрата доверия в целом
Психопатов главная цель.
Ведь в мире сплошь чёрно-белом
Вот это всех садит на мель.

Когда нет доверия к людям,
Не вылезешь ты из "норы",
Отдашь на откуп паскудам
Правила всей этой игры.

И далее правила эти
Сползут в сплошной геноцид.
И взрослые, и дети —
Любой ложью может забит.

Забит буквально до смерти:
Ведь ложь опаснейший яд.
Не верьте уродам, не верьте —
Устроят они всем нам ад!

Устроят ад скотобоен
Под вывеской госпиталей.
Заряд дикой лжи утроен,
Тьма служек у нелюдей.

И служат они не чистогану,
А дьяволу служат, при том
Всё тем же самым обманом
Все будут убиты потом.

Всем людям надо сплотиться,
Чтоб дикую ложь развенчать.
Иначе не возродиться,
Свободную жизнь не начать.





Бедлам имбецилов

"В Бедламе нелюдей
Отказываюсь — жить".
Марина Цветаева, 1939.


Уж если тогда такой был бедлам —
Полмира подвластно фашистским псам,
То новый бедлам это даже не срам —
Поход имбецилов в тартарарам.

В бедламе имбецилов невозможно жить.
Трагическим выборам здесь уже не быть.
Это роскошь Гамлета — быть или не быть,
Это лишь для Горького — раба в себе убить.
Наша же лишь участь — нечисть истребить,
Дальше при которой людям уж не жить.
Нечисть нью-фашизма надо нам убить!





Выбор между ложью и ложью

Баранам даётся сомнительный выбор
Лишь только из наглой тотальной лжи:
Одна непонятная дикая ложь либо
Какие другие тупой лжи миражи.

Лишь между хищническим капитализмом,
Где в демократию поверит кретин,
И тоталитарным лже социализмом,
Где против системы всегда ты один.

Лишь смену одного предателя на другого,
Который из той же кассы кормим:
Замену тупого на более тупого,
Который как вождь слепым незаменим.

Который реально ничем и не правит,
Глаголет лишь "верные речи", что кукловод
В суфлеры поганому уродцу вставит -
Отраву из слов, что дурманят народ.

В "культуре" также сомнителен выбор.
На той же сцене один жопотряс
Похож на другого, и им "спасибо"
Твердит лишь пьяных имбецилов глас.

Поганый и наглый пачкун, мазня
Которого красок по цене не стоит,
Не стоит холста, а достойна огня,
Кумиром дебилов будет удостоен.

Но вскоре другой пачкун будет представлен
Как гений сверхновых времён.
Дебилам будет ложный выбор предоставлен
Лишь между этих клеймёных имён.

Гугл'ятина фильтры установила,
Что делает выбор что плох - очень плох.
Лишь пищу ума для дурака и дебила
Даёт сей лжевыбор — диктата итог.

Фашистами придумана куча ЛЖЕболезней
Как общей дебилизации последний виток:
ЛжеСПИД и барановирус, который полезней, —
Чтобы подвести и такому выбору итог.





Усталость

Отступает усталость,
Что с давних времён
Как проклятье досталось
Всем, кто умён.

Перед гибелью мира
Будь же силён.
Нью-фашизма сортира
Чёрных знамён

Не боишься, коль разум
До сих пор озарён.
И фашизма зараза
Потеряет свой трон.

Не проиграна битва,
Коль решимость крепка.
Карта нелюди бита:
Дикой лжи облака

Вместе с ними исчезнут,
Когда Огнём свысока
Будет в ад мир низвергнут
За геноцида века.





Летаргический сон

Тупой баран лишь видит жбан,
Помоям несказанно рад.
Поганый мент и врач-чурбан
Его уколом усыпят.

И врач так туп, а мент так глух,
Что сами пополняют ряд
Скотообразных тупых слуг,
Творящих геноцида ад.

Затем ментов, врачей-скотов
Зачистят как и всех иуд.
Фашизм идёт, идёт отлов
Людей, и это страшный суд.

Лишь ад взорвать!!! И наплевать
Что все погибнем вместе с ним.
В скотов всех будут превращать,
Но мы все спим, как чурки спим...





Стены рабского мирка

Долговечные стены — прочный заслон
Окружают всех тех, кто был закабалён
Демоническим миром с давних времён,
Геноцид утвердившим как главный закон.

И рабу не стоит уж знать, что он раб:
Обучение шоры лжи на глаза
Безусловно наложит, и раб ослаб,
И уже в нём заложены тормоза.

Тормоза как для бегства, так и ума:
Лженаука с зубрежкой очень груба,
С оглуплением дружественна весьма,
И для нежного разума она труба.

И она оправдает любую стен'у,
И любое паскудство, любую войну,
Барановирусную не только одну,
Лишь одной коей хватит пустить всё ко дну.

Оглупление дико, что даёт большинству,
Лишь скотскую жизнь, где нет места уму.
Для полу ослов множество снов наяву
Предложено для погружения в тьму.

То масс-культуры навязчивый бред,
Которая ум добивает во след
Муштре воспитанья, что главный вред
И корень всех будущих личности бед.

Примитивный цирк, что политикой зовут,
Где смешно всё и глупо, где каждый шут
Одной общей кормушкой одет и обут,
Создаёт прочную стену и множество пут.

За шутами стоят денежные мешки,
Для которых рабы лишь только товар.
В экономике кризисы для них те штыки,
Что заколют похлеще военных свар.

Нищета это главный рабства залог,
И та основа, что держит мир в узде.
Как и везде, здесь есть наглый подлог:
Земля, коль свободна, обильна в еде.

За мешком всегда стоит поганый масон,
Что шуту и мешку жрец и король.
И шуты, и мешки поют в унисон,
И на вид лишь разная у каждого роль.

За масонами поганой нелюди клан,
Гибридных ублюдков, получертей.
Для демонов они выполняют план
По превращенью в рабов всех людей.

Напоследок демоны устроят здесь ад,
Превратив всех рабов в убогих скотов.
И дошло до того, что вколоть даже яд
Недоумок себе и собрату готов.

Есть один только способ это взорвать:
Нашего Солнца огонь на себя вызывать -
Каждое утро тянуть на себя его свет,
И сожжёт оно все, и спасёт Землю от бед.

Ухудшенья для Духа сей огонь не несёт,
Лишь поганой нелюди смерть принесёт.
И такой вот истории будет исход:
Если выхода нет, будет взорван вход.





Всеобщая дебилизация
рабского уродонаселения


Во всемирном концлагере прозябали рабы,
С малолетства оболванены и разобщены.
Истребление войнами как методы слабы,
И другие способы были изобретены.

Так как рабы безобразно тупы и слабы,
Медленно будут сами себя убивать
Слабыми ядами, что под видом борьбы
С тлею и прочим всюду на поля распылять.

Но главной задачей там был дебилизм,
Который со временем будет нарастать
От этих ядов — так придумал фашизм:
Важнее не горсть убивать, а всех оглуплять.

Другую отраву надо тихо пихать
В провизию как добавку и консервант.
Как прежде все будут лишь жрать и спать,
Не видя ущерба, что нанёс оккупант.

Лекарства должны не лечить, а травить,
На время лишь снимая явный симптом.
Важнее всех врачей к сему приучить,
Чтоб лжепандемии запускать потом.

Общее оглупление нужно как плацдарм
Тотальной войны, что вошла в каждый дом.
Поганый мент там бог, а лжеврач командарм —
Уколами с ядом они сеют смерть кругом.





С иллюзиями уходит и жизнь

Уходят иллюзии -
Ты машешь им вслед.
Приходят конвульсии
От новых бед.

Лишь беды реальны
В бедламе скотов:
Тупы и скандальны -
Мир жоп и ртов.

Баран неповоротлив
Как бегемот.
Фашизм же расчётлив:
Пускает в расход

Уколом с ядом
Весь зооцирк,
Что дружным рядом
В клоаку нырк.

Улов уж огромен
У всех нелюдей.
И жди в своём доме
Поганых вестей.

Вестей что миру капут.
Не сбежишь от чертей —
Тебя в концлагерь запрут
До скончания дней.

Это надо взорвать
Солнца ярким Огнём,
Что на себя вызывать
Будем, чтобы ад истреблять.
Пусть погибнем в нём —
На всё уж плевать.





Ад зациклен

Я вернулся домой после долгой войны.
Убивали там свет, честь и разум сыны
Смрадной клоаки, где почти все лишены
Чести и разума, и лишь в этом равны.

Но где же свет и хвалёный тоннель?
Где тот покой, что сулит смертная сень?
Хотя бы в дантовский ад небольшая щель?
Хоть малой частички свободы пьянящий хмель?

И здесь только кромешная тьма, а не свет,
И здесь только глупый вопрос, а не ответ
На крик души, что чахнет от бед...
Зациклен сей ад до скончания лет.





Судьба поэта

Если ты художник,
Не дай бог - поэт,
Догмой не стреножен
И не гонишь бред,

Бред, который нужен
Здесь тупым рабам,
То будешь удосужен
Ценителем быть сам.

Только тебе нужно,
Что ты написал.
Хоть это и натужно,
Но сам себе ты зал,

Сам себе ты критик,
Сам себе палач.
Если ты не нытик,
И противен плач,

Терпеньем осенишься,
Станешь как скала,
И не убоишься
Всех уловок зла.

Только проститутки
Последнему нужны.
Кончились уж шутки:
Нет уже страны,

Нету даже мира,
Нет почти людей.
Умирает лира
На шабаше чертей.

И одно осталось:
Этот ад взорвать
Огнём, на эту гадость
Что будем вызывать.





Кузькина мать

Жил да был Кузя,
Туп, ленив и грузен.
Был как обуза.
Сердцем скуден.

Клял он "мать вашу",
Жрал и пил вдоволь.
Гадил природу нашу,
Рад был своим оковам.

Только насилье и подкуп
Были для него резон.
Отдал чертям на откуп
Всё управление он.

Черти его руками
Землю решили убить.
Сделать всех дураками,
Дух и честь истребить.

Земля как всего основа,
Которую не сломать,
Пока терпит, но снова
Покажет всем "кузькину мать".

Солнце придет на подмогу —
Выпарит вшей с Земли,
Что лишь жрут и срут много,
Но стать людьми не смогли.





Глубоко эшелонированная бредооборона

Твоё сознание — гадкий слоёный бред:
Чужая ложь, угнетение и самообман.
Исходно в нём ничего реального нет —
Троянский вирус тебе в ощущениях дан.

Здесь главное, что ты не свободен —
Во многих поколениях жалкий раб.
И выбора нет у тебя, а что-то вроде
Подборки клише для говорящих жаб.

Лишь выбор между ложью и ложью
Дешевых мифов, где Иван-дурак
Всегда побеждает с помощью божью.
Реально дурак лишь простой мудак.

Мудак, которым крутит и вертит
Поганая нелюдь с давних времён.
Мудак, который с рожденья до смерти
Тупым выживанием обременён.

Биовыживательное беспокойство
Основа превращения людей в рабов.
Сие люциферианское мироустройство
Планирует далее превратить рабов в скотов.

Беспокоится поздно — уже проигран
Последний бой, и дальше лишь тлен.
И далее нелюдью будет разыгран
Шабаш убиения духа, а не нынешний плен.

И только взорвать этот ад осталось —
Солнца Огонь на себя вызывать.
Превозмогая всю боль и усталость
Вместе с собой и чертей истреблять.





Растворение в клоаке,
или Путь духовной чепухи


Разум ты в Нирване хочешь растворить,
Суетного мира покидая плен.
В сфере ума чистого ты желаешь быть,
Тела и астрала покидая тлен.

Только растворишься непонятно в чём,
Потому что разума в этом мире нет.
Дебилы и шизоиды испаряют в нём
Дикие миазмы - семя зла и бед.

Планета-лепрозорий вправду окружена
Реальной ноосферой, но не из ума:
Дебилоидной клоакой туда испарена
Критическая масса ментального дерьма.

Так что и намордник не поможет там
Душе не задохнутся среди адских сфер.
В аду ты очутишься, покинув сей бедлам,
И уничтоженье ада лучшая из мер.

Солнце уничтожит весь кромешный ад,
Если его силу станем вызывать,
Чтобы был убит каждый мерзкий гад,
Что в скотов намерен всех нас превращать.

Этот мерзкий гад правит здесь давно,
Геноцид возвёл он в основной закон.
Превратил он Землю и людей в говно -
По закону кармы будет истреблен.





Дебилы

Дебилы всегда окружают тебя,
Гнобя и третируя хуже врагов.
До посинения можешь, скорбя,
Пытаться бежать от оков дураков.

Только к другим дебилам сбежишь:
О, как напрасен весь этот труд!
И у новых дебилов не избежишь
Новых маразмов и новых пут.

Дебилы в намордниках подали знак
Остаткам людей, что им скоро капут.
Если ты мыслишь - тогда в автозак:
В концлагерь дебилы тебя повезут.

Затем дебилы сами себя
Уколами с ядом везде усыпят.
Покорность выше жизни любя
Дружно последуют в дебилоидный ад.





Я мыслю - значит я умираю

Мыслить в этом мире
Очень плохой знак.
Ведь мочить в сортире
Будут просто так

Всех, кто ещё мыслит,
Или обременен
Даже подобием мысли.
Барановирусных времён

Умным и духовным
Уж не пережить.
Будут поголовно
Средь похабной лжи

Фейкового вируса
Они истреблены.
Ожидайте выноса
Мозгов второй волны.

Этою волною
Будет погребён
Всякий, кто не в строе
Дебилов конца времён.





Конфеты из дерьма

Поганая нелюдь смеётся над нами,
Всё время тестируя на конформизм.
И в этом всегда виноваты мы сами,
Считая искусством сплошной дебилизм.

Поганый пачкун вроде Пикассо
Не может художником слыть меж людей.
Художник иль нет определяет касса -
Критерий искусства воплощённых чертей.

При этом чертям начхать на искусство —
Иные задачи у них для людей:
Дебилов создать без ума и без чувства,
Покорных без пряников и без плетей.

Всё время дерьмо выдавая за пряник,
Довольно успешно можно достичь
Такого бедлама, где не нужен охранник:
Бараны себя будут сами стричь.

Дошло уже дело до экспертизы
Реального дерьма вместо еды.
И это не блогеров капризы,
А знак приближающейся беды.





Альпинизм

Не верить! Не верить!! Не верить!!!
Это мантра новых времён.
Уж лучше открыть настежь двери
Маньяку, что зол и силён.

Уж лучше выпить отравы,
Иль пулю пустить в висок,
Чем слушать ложь оравы,
Фашизм у которой бог.

Обманом сейчас убивают
Полмира безумных людей.
Потом это всё оправдают
Другой ложью, и без затей.

Обманов уже Эвересты,
На них ты тупой альпинист.
С пеленок несёшь сей крест ты,
Лишь чудом не падаешь вниз.

Не стоит вовлекаться в игры,
Где выигрыш лишь зеро:
В вольере с голодным тигром
Уж больше бы повезло.

Всё надо перепроверить,
И даже "основы основ".
Лишь лохи сейчас могут верить
Отвалам отравленных слов.





Апокалипсис

Степень разложенья
Уже не описать.
Везде одно растленье,
И лишь уничтожать

Надо, и немедля,
Сей безумный мир -
Демонов наследье,
Дураков кумир.

Впереди концлагерь -
Смерть мечтам и снам -
Где пищать о благе
Только дуракам.

Надо разозлиться
И смести бедлам,
Или воплотится
Скоро адский срам.

Смерть уму и духу
Будет там итог.
Где навозной мухой
Попадёшь ты в сток:

Сточную канаву
Мира без людей -
Астральную отраву
Ада получертей.

Солнце избавленье
Только принесёт.
Им испепеленье
И спасет наш род.

Это будет духа
Радостный чертог.
А продажным сукам
Забвенье как итог.

Надо утром Солнца
Свет на себя тянуть.
Силу его до донца
Вытягивая на эту жуть -

Муть земной клоаки,
Что почти как ад.
Сгорят враги без драки,
И будет райский сад.





Новый Нюрнберг

Летят к чертям все идеалы,
И мысль в загоне, как и честь.
И лишь в намордниках амбалы -
Дебилов этих уж не счесть.

Вновь здешний ад весьма запутан:
Обман на лжи как Эверест.
Дебилы снова в новых путах —
Несут их гордо, словно крест.

Дебилам надо постараться
Отраву всем нам уколоть.
Иначе будет размножаться
Людей ненужная здесь плоть.

Не нужен человек разумный
Поганой нелюди — скотам,
Устроившим сей цирк безумный,
И превративших мир в бедлам.

Но только виселицы скоро
Не будут всех скотов вмещать.
Когда приблизим эту пору,
Не будет их никто прощать.





Диагностика

"Человек на 60 % из химикалиев,
на 40% из лжи и ржи?
Но на 1 % из Микеланджело!
Поэтому я делаю витражи".
Андрей Вознесенский, "Ностальгия по настоящему", 1975.


В мире семьдесят процентов дебилов,
Двадцать процентов шизоидов и психопатов,
Семь процентов астеников, что без силы,
Пол процента ублюдков у нелюди на подхвате.

Менее трех процентов тех, кто что-то может.
Каждый третий из них сломался,
Каждый третий из них стреножен —
На хитрую ложь попался.

И меньше процента с силами адекватов.
Недуг разобщенья их косит —
И мало у них результатов:
Никто почти свет не приносит.

Далее будет лишь хуже.
Таять этот процент
Будет в вонючей луже
Мира, где один акцент:

Акцент на уничтожении
Остатков ума у людей,
Акцент на их превращении
В бездушных получертей.

Остаткам людей осталось
Лишь этот ад взорвать.
Превозмогая усталость,
Огонь на себя вызывать.

Солнца огонь уничтожит
Весь этот гадостный мир.
Раз ум убит, а дух стреножен —
Долой вонючий сортир!





Надежды

"Я жгу остатки праздничных одежд,
Я струны рву, освобождаясь от дурмана, —
Мне не служить рабом у призрачных надежд,
Не поклоняться больше идолам обмана!"
Владимир Высоцкий, 1968.


Все призрачны надежды,
Когда вокруг бедлам.
И только лишь невежды
Выносят этот срам.

Не может здесь родиться
Свобода, ум и свет.
А может вдрызг разбиться
Лишь сердце с юных лет.

И нет пути таланту
В бедламе нелюдей.
По силам лишь Атланту
Тужить среди смертей.

Смертей ума и духа,
Смертей всех светлых снов.
Средь лжи, что режет ухо,
Подрыва всех основ.

И будет дальше хуже:
Наступит сущий ад
В этой вонючей луже,
Где правит фашистский гад.

Лишь бунт неукротимый
Здесь может нам помочь,
Когда необратимо
Прогоним нелюдь прочь.





Симпатил

То что ранее было просто дебил -
Слабоумный, способный на простой труд —
Превратилось в то, что назвать "симпатил"
Сейчас уже можно, и их целый пруд.

Он политик сейчас и инженер,
Барановирусный врач и поганый мент.
И повсюду детишкам он ставим в пример,
А разумный сейчас для него постамент.

И на голову встал всем сей сверхдебил -
Он лелеем фашизмом, и неспроста.
Ведь разумные люди лишаться сил
Под началом уродцев на важных постах.

Геноцид легко можно творить
И руками дебилов, которых не счесть.
И уже совсем скоро здесь претворить
Всеобщий концлагерь, где разум и честь,

Равно как совесть, милосердье и стыд
Все будут забыты в угоду чертям.
Так же и дух везде будет убит -
Такая участь уготована нам.

Всем умным сейчас надо понять:
Не будет возврата в старый мир.
И силы свои объединять,
Чтобы прервать демонов пир.





Тупой и ещё тупее

Тупой и ещё тупее — не только про людей.
Средь липовых стран тоже полно подобных затей.
Барановирусные придурки стали в единый ряд.
Фашистские силы во всемирной дурке нигде уже не спят.

И скоро будет построен имбецильный Интернационал.
Дебилоидный мир перекроен, и каждый уже узнал
Силу дебилоидной массы, ужасы скотолюдей.
И будет всё "мимо кассы" — рабство без идей и затей.

И всё это смешно до икоты — страху не место здесь,
Ведь есть предел для тошноты, когда адская смесь
Из лжи, что всё время тупее, уже не вызовет страх.
Поэтому будем смелее и высмеем дебилоидный прах.

И нам лишь осталось смеяться: здесь каждый второй имбецил.
И главное лишь не взорваться от смеха, ведь мент-дебил
Будет очень расстроен, если тебя ему не свезти
В кромешный ад скотобоен. Поменьше смейся и побольше свисти.





Итог

Можно Человечеству подвести итог:
Сложно выжить монстрам, когда рогатый бог
Правит геноцидом уже который век.
Ну и слова "выжить" не достоин Человек.

Только полудуркам нужно выживать.
Антиэнтропию надо создавать
Людям с искрой разума, и где в порядке дух,
А не служить нелюди — кагалу адских слуг.

Если нету творчества, то то не Человек.
Но убивают Музу уже который век.
И не с автоматом злой жидомасон
К каждому приставлен, чтобы в унисон

Блеять словно мантру тот голимый бред,
Что делает придурком до скончанья лет.
Каждый добровольно выбрал этот путь:
Путь рабов безвольных — в этом ада суть.

Те же единицы, что борются всегда
С этим диким рабством, уходят навсегда:
Скоро не родится этот редкий вид
В этом аду, где правит только геноцид.

Только лишь осталось этот ад взорвать
Тем Огнём, что сами будем вызывать.
Этому позору уже места нет —
Будет взорван скоро сей рассадник бед.





Энергетика

Навалом было всяких талантливых людей,
Которые создали множество затей,
Которые помогут людям нести свет,
Которые избавят от нищеты, от бед.

Двигатель, что воду может потреблять,
Что горит не хуже, если нагревать
С помощью примочек, что просты весьма.
Этого позволить нам не может тьма,

Тьма, что нами правит уже который век,
Тьма, что всех заставит забыть, что человек
Здесь рожден в для счастья, а не для утех
Демонов отродья, для которого всех

Нас оскотинить главная та цель,
Что веками душит, садит нас на мель.
Потому убийства или геноцид
Уже стали нормой, но народ наш спит.

Мир смердит от трупов талантливых людей,
Что легли на плаху из-за получертей,
Что в зародыше давят, то что много лет
Вновь переизобретается, чтоб нести всем свет.

Ежели отродье нам не истребить,
Станет невозможно на Земле нам жить.
И не изобретения сейчас нужны нам всем,
А нелюди уничтожение как корня всех проблем.





Смеси

Всё в этом мире лишь смеси
Эксплуатации и наглой лжи.
И жертв обмана уже не бесит
Как примитивны этой лжи миражи.

Безумный мир давно смирился
С обманом лжеСПИДА, и без проблем.
Затем маразм вновь повторился
С барановирусом, что пришел насовсем.

В любой смеси только разная доля
Лжи как основы и иных компонент.
Ложь сверхважна, и ее всегда море -
Или с толпой не справится мент.

Ложью пронизан весь катехизис
Идиотоустройства любых систем.
И именно ложь вгоняет в кризис,
Когда в основе безжизненных схем.

Все схемы мертвы, и они стреножат
Любого, кто попал под их вязкую власть.
Они жёстко и быстро ум уничтожат.
И следовать им — значит тупо пропасть.

И только лишь схемы правят миром:
Здесь каждый раб мертвых схем и систем.
И потому весь мир стал сортиром -
Зловонной клоакой, и насовсем.





Духовная чепуха

Жил-был гуру Ошо, он складно п#здел,
Сторонников делая словно блины.
Оставил он много людей не у дел,
Оставил их в стороне от войны.

Войны, что ведется через умы.
Войны для которой бог - геноцид.
Вместо оружия давая им сны —
Каждый в тех снах будет убит.

На чьей стороне в этой войне
Всегда видно просто: если богат,
Значит сеешь яд в двойном дне,
Значит встал в оккупантов ряд.

Отравленных слов узоры плетя,
Все гуру надежду дают дуракам.
Не пупкоискательства хочет Земля -
Иное послание несёт сынам.

Сейчас же просто надо спасти
Землю от нелюди и рабства оков.
И это гуру надо всем людям нести,
А не миражи из отравленных слов.





Марш старых маразматиков

Постаревшие дети о былом скорбят,
Как шарманку вертя бред юных лет.
Они тоскуют о том, что годы летят,
Не зная о том, что они корень бед.

Они корень бед, что случились с Землей,
Раз ум не крепили, по теченью плывя.
Они были здесь лишь въедливой тлёй,
Они были здесь лишь в роли червя.

Червя, что точит основы основ:
Ум, дух и честь - превыше всего.
Они с детства ушли в мир снов,
Не дав из реального ничего.

Реален всегда только лишь вклад
В копилку разумности всех людей.
Но не люди, а дебилы стали в ряд,
Что идет на бойню по указке чертей.

Каждый здесь виноват, что дебил
Стал общей массой, стал большинством.
Каждый приложил недостаточно сил
В борьбе с геноцидом — зла торжеством.

И уже поздно тосковать и ныть -
Поганое зло победило сей мир.
И лишь осталось это зло истребить -
Взорвать дебилоидный сортир.





Сны о Нюрнберге

Мне снятся виселиц ряды,
Что как конвейеры в работе.
Находят там итог скоты,
В барановирусном болоте

Что топят мир весьма успешно.
Скоты собой весьма горды,
Но в безопасности поспешно
Уверены, ведь все следы

Что делает всё это кодло,
Отчётливы, и будут учтены
Судом и Бога, и народа,
И мрази будут казнены.

Пора уж видеть сны скотам,
Где все с верёвками на шее.
И покидают сей бедлам,
Горя в аду в угоду Гее.





Ода барановирусу

Барановирус показал
Как гнил сей мир, и до основы.
Фашизм уродам приказал -
Надеты новые оковы.

Уже давно нет места в нём
Уму, достоинству и чести.
Уже давно лишь в нём гниём,
Оставив все порывы мести.

Уже давно таланту нет
Пути в вонючем сём бедламе.
Уже давно лишь море бед —
Не жизнь, копание лишь в хламе.

Здесь дружба только лишь п#здёж,
Любовь здесь спорта вид, и только.
Один ты скоро пропадёшь.
В толпе паскудно, страшно, горько.

Оставит след здесь лишь дурак —
Не примет мир Огня, что в слове.
Лишь воспевать гнилой бардак,
Лишь блеять, позабыв о зове.

О зове сердца, что всегда
Путь верный для тебя покажет.
Не надо этого труда,
А надо что фашизм прикажет.

Фашизм давно здесь правит бал,
Меняя только лишь личины.
Не покоришься — ты пропал,
А покоришься — в вид скотины

Ты превратишься, став лишь тем,
Что хочет от тебя та свора,
Что правит ложью, а затем
Убьет тебя, и очень скоро.

Не долго будешь куковать
В вонючей луже сего мира.
Осталось только лишь взорвать
Сие подобие сортира!

Взорвать Огнем, что Солнца свет
Зажжет по нашему призыву.
Сожжет Огонь обитель бед —
Умрём в Огне мы все красиво.





Механический клоун

Механический клоун
В Театре Абсурда.
Весьма он подкован,
Чтоб не было худо.

Подкован он ложью,
Рабством и лестью.
Искру же божью
Заодно с честью

Уже потерял он
В этом бедламе.
Видит лишь сон
Он о всяком хламе.

Хлам тот зовётся
Реальною жизнью.
Но он уже рвётся,
Весь покрыт слизью.

Слизь эта признак
Ума разложения.
И клоун лишь призрак,
Лишь раб в услужении

Нелюди гадкой,
Что мир уничтожит
Ложью несладкой -
И лжевирусом тоже.





Болейте!

Болейте, люди, болейте,
Выходя из геноцида схем.
За нездоровье налейте
Бокалы друзьям своим всем!

За здравие мир уничтожит
Свора фашистских псов.
Твой страх лишь умножит
Силу лжепандемии оков.

Болейте напропалую,
Болейте вразнос и взахлёб.
Захаркайте юдоль земную,
Вгоните всю ложь в гроб!

Не может фашист быть в заботе
О благе простых людей.
В лжепандемии блевоте
Делает из них свиней.

Уколом потом уничтожит
Покорных он дураков.
Тем самым подытожит
Эру старых оков.

Далее лишь концлагерь
Будет на повестке дня.
А на его белом флаге
Красный крест для тупого пня.

И этот пень будет быстро
В крематории сожжен.
Останутся не люди - числа -
Сверхрабы новых времён.





Бедуин

Ты живешь в мертвой пустыне,
Хоть на вид и не бедуин.
С юных лет и поныне
Ты реально всегда один.

Отряхни прах лживой дружбы,
Отряхни прах продажной любви.
Перестань быть на службе
"Измов", что замешаны на крови.

Мертвый город хуже пустыни —
Разложение господствует в нём.
Все глупы иль мертвы в нём святыни,
Всё достойно лишь сожженья Огнём.

Лишь Огонь для тебя верный спутник,
Только он тебя может спасти.
Ведь в аду реально ты путник,
И уже близок конец пути.

Любой ад без Огня и зловонен.
Только в мифах в них смола и котлы.
Твой же ад - этот мир скотобоен:
Почти все в нём тупые скоты.

Лишь спалить эту гниль осталось,
Навсегда покидая плен.
Не смотря на боль и усталость,
Уничтожить вонючий тлен.





Неукротимый бунт

Лишь бунт неукротимый
Может нас спасти.
Нечисти всей лживой
Надо сор смести.

Нелюдь множит силы
В борьбе против людей.
Нечисть превратила
Многих в скотолюдей.

Надо объединяться -
Хватит куковать.
Иль будет разрастаться
Ад, где убивать

Будут всех разумных
В лагерях. Потом
Всех рабов безумных
Сделают скотом.

После не родится
Разумный человек.
Концлагерь воплотится
На Земле навек.

Бой последний начат,
И победим мы в нём!
И выполним задачу -
Нелюдь всю сметём.





Тотальный классификатор бредореальности

Огромадный классификатор лженауки уже влез
в каждую щель этого мира и порвал её
.

По полочкам разложен
Весь этот сложный мир.
И ум так уничтожен,
А мир превращен в сортир.

Ведь в мире всё едино,
Когда же человек
Лженауки клином
Дробит из века в век

То, что неделимо
В мире навсегда,
То сам неотвратимо
Влипает в невода.

Невода, что устроены адом
Для разделения и людей.
И то, что всегда было садом
Стало вотчиной для чертей.

Ведь сад ничем не поделен
На деревья, траву и цветы.
Так же и мир неразделен,
Если твои мысли чисты.

И ты не только лишь тело,
И мысль лишь транслирует мозг,
Поэтому надо всем смело
Задать самый главный вопрос:

Достойно тебя это рабство,
И хочешь быть ты как скот,
И сколько терпеть это хамство
Лженауки, что фашизма оплот?!

И хамство дошло до предела -
Лжевирус громит гнилой мир.
Тупой зомбоящик весьма неумело
Скрывает поганой нелюди пир.

Но если сознанье едино
С такими людьми, как и ты,
Тебя не превратят в скотину,
Намордник не наденут менты.

Если хочешь вновь быть свободен -
То пойми же ты сам наконец:
Разделения грех первороден,
Он людей превращает в овец.

И потому так все эти уроды
Классифицируют весь этот мир:
Чтоб множить бред, несвободы,
Ведь полки - дебилов кумир.

И скоро каждый будет по полкам -
На нарах цифровых концлагерей,
Коль верят все в бред, что без толка, -
Поганую ложь воплощённых чертей.





Планета-тюрьма

Раб, не ведавший свободы,
не знает, что он раб.


Строить заборы дорого,
И охраны не напастись.
Надо одурманить ворога -
Без заборов будет... пастись.

Пастись будут как стадо,
А не плененные рабы.
Для этого сделать лишь надо,
Чтоб не ведали своей судьбы.

Надо лишь сделать безумными
Всех плененных рабов
Манипуляциями умными,
Что лучше всяких оков.

Надо переписать историю,
С детства внушать всякий хлам,
Надо внедрить теорию
Об эволюции нам.

Мол хвосты недавно отпали,
И развитие бурно идёт.
Надо чтоб все попали
В тотальной лжи круговорот.

С детства рабов оболванить,
Тупым выживаньем занять -
И будут сами себя тиранить,
Будут сами себя охранять.

И то выживание надо
Объяснить как природы закон.
И послушным станет стадо,
И минимальным будет урон.

Урон в виде кучки разумных.
Их сами дебилы сгнобят,
Если в рабов полоумных
Они с детства не станут в ряд.

Если же люди свободны,
То не надо им выживать,
Ведь много щедрот у природы -
Она как люб'ящая мать.

Хоть рабство так очевидно,
Но каждый боится признать,
Что он раб: сознанье ехидно,
И мастер всё вытеснять.

Вместе с этим вытесним совесть,
Разум, достоинство, честь.
А о себе сделаем повесть,
Где одна только лесть.

Сделаем образ подложный,
Где каждый у нас гражданин.
Трюк этот несложный,
И трюк такой не один.

Вся пропаганда талдычит
Дикую ересь рабам.
Ложь уже как обычай,
Но верят лишь "веским" словам.

"Веских" слов производство
Поставлено на поток,
И уродство плодит уродство,
И везде геноцид бог:

Ведь далее оболванить
Сложно. И тогда дебил
Новым лекалом станет
Для демонических сил.

Стали рабов в дебилов
В ходе тихой войны превращать.
Все брошены на это силы,
Ведь легче всего истреблять

Клинически слабоумных
Без проблем и затей.
А толпы рабов безумных
Сами убьют людей.

Людей, что так мало осталось
На исходе фашистских времён.
Людей, коих косит усталость,
Чей дух и разум пленён.

Пленён одним видом клоаки,
Пленён этим НЕБЫТИЁМ!!!
Уходят они без драки:
Боятся - съедят живьем

Все эти полудурки,
Которых уже океан, -
Послушные рабские чурки
Липовых рабских стран.

Планета-тюрьма, лепрозорий,
Где дух весь язвой изрыт,
Станет как крематорий,
Когда дух будет убит.

Будет сожжён мирок гадостный
За геноцид без границ.
Миг этот будет сладостный
Для тех, кто не падает ниц.





Вторая постыдная

Была то не народная,
Священная война.
Стравила нелюдь безродная
Белых племена.

Белая им раса
Словно в горле кость.
Нужна им биомасса,
И халуёв горсть.

Русские и немцы
Для них сплошной кошмар.
Нужны им лишь туземцы
Для геноцида нар.

Если выбить лучших
В задуманной войне,
То скоро будут кущи:
Дебилы сплошь в говне.

Говне тупого мира,
Что без лучших сил
В подобие сортира
Фашизм уж превратил.

Фашизм - так то не Гитлеры,
А тот лишь кукловод,
Который словно литеры
Тасует всякий сброд.

Сброд, всегда готовый
Продать родную мать.
И этот сброд по-новой
Всё будет истреблять.

Сброд сейчас в халате -
Он врач и педагог.
Всегда он на подхвате,
Он подведёт итог.

Итог тупому миру,
Где правит бал фашизм.
Убьет сей мир лжевирус
И всеобщий дебилизм.

Дебилизм тот стал итогом
Следующей тихой войны.
Где слабые яды помногу
Раз были распылены.

ДДТ и прочую гадость
Тоннами несли на поля
Всем фашистам на радость.
И целью была не тля.

Целью были лишь люди,
Ведь если отравлен мозг,
То и ум скоро станет скуден,
И станет человек как воск.

Лепить из этого воска
Концлагерь цифровых времён
Можно легко и просто -
Не надо орудий, знамён.

Достаточно лишь намордник
Всем дебилам надеть.
И далее на фоне паник
Вгонять уколами смерть.





Мыслитель

Если ты мыслитель -
Для этого рождён -
Тогда любой "учитель"
Тебе лишь скажет "Вон!"

Ложью он тиранит
Юные умы.
Это больно ранит,
Хуже тюрьмы, сумы.

Ложь ты не приемлешь,
У тебя на неё чутьё
Даже когда дремлешь.
Это призвание твоё.

Уже давно ты понял,
Что творчество одно
На мира мрачном фоне
Не даст тебе на дно

Со всеми опуститься,
Где дух и разум вон,
Как феникс возродиться.
И это тот закон,

Который правит миром
Остатков тех людей,
Что в этом бедламе сиром
Носители идей.

Только лишь идеи
Имеют цену здесь.
Ты бросил все затеи -
Чванства и страха смесь.

И сам себе ты критик,
Сам себе палач.
Ты далеко не нытик,
А едкий, злой хохмач.

Ведь только лишь смеяться
В бедламе дураков
Осталось, чтоб не сдаться,
Чтоб избежать оков.

Оков ума и тела,
На что сей мир горазд.
Лишь только мыслить смело
Здесь способ не пропасть.

Предельная же смелость -
Это наконец понять,
Что мир, где всё разъелось,
Надо уничтожать.





Клиническая "жизнь"

В детстве душа видит тело,
А тело воспринимает душу.
Далее убьют этот опыт умело,
Чтобы ты стал слеп и послушен.

Убьют тебя тупым окруженьем,
Диктатом примитивных шаблонов,
Паскудных и лживых идей круженьем -
Пожизненной тупости эталонов.

Это организовано давно и чётко,
Заложено в мира идиотоустройство,
Чтобы перебирать людей как чётки,
Да и не людей, а всего лишь устройства

Для производства галаха паскудам,
Что захватили мир этот глупый,
И кошмарят всех через подобных иудам,
Оставляя за собой лишь живые... трупы.

Для этого надо вдолбить: "Ты лишь тело",
И тем оскопить твой ум до предела, -
Затем что угодно твАрить можно смело,
И нелюдь делает это весьма умело.

И много ещё уловок у мрази,
Чтоб извратить всё до предела.
И много будет бед, безобразий,
Если не вернуть акцент смело.

Акцент на душу,
Чей символ сердце.
Себя только слушай,
И это лишь дверца

К реальной жизни,
Что ярка и свободна.
Сейчас ты на тризне
Как еда для уродов.





Точка невозврата

Степень разложения
Уже столь высока,
Что только поражение -
Рабство на века -

Всех нас ожидает
Как итог тех схем,
Что уничтожают
Без проблем, дилемм

Разум, дух и совесть,
Ну и также честь.
И геноцида повесть
На исходе здесь.

Точка невозврата
Пройдена давно.
Близок час заката,
Да и сейчас уж дно.

Только полудурки
Здесь вместо людей -
Покорные лишь чурки,
Подобие свиней.

И скоро исключения
Из дураков рядов
Подвергнут истреблению
Для экономии оков.

И умным лишь смеяться
Осталось как итог.
Не долго продолжаться
Здесь будет ад, ведь Бог

Может и вернуться
В этот адский мир.
Черти содрогнутся,
Закончится их пир.





Интуиция

Только интуиции
Можно доверять:
Чихать на все традиции
И всё перепроверять.

Лишь она спасение
В бедламе дураков,
Где чрез ложь растление
Эффективнее оков.

Только умозрение
Здесь поможет нам
Для преодоления
Шор, что вред глазам.

Лишь прямое в`идение
На свободу путь.
Тупое телевидение
Нагоняет жуть,

Интернет-издания
Скуплены врагом.
Свет чистого сознания
В мире, где ложь кругом,

Та лишь путеводная
Среди мрака нить,
Чтоб с нелюдью безродною
Заживо не сгнить.

Только разложение,
Срам и геноцид,
Только лишь растление
Перед тобой лежит.

Путь найти в клоаке
Трудно лишь умом.
Приготовься к драке:
Разрушить сей содом,

И без промедления
Очень нужно нам.
В этом лишь спасение -
Сжечь гнилой бедлам.





Второстепенные детали

В бедламе, где стряпают ложь на потоке,
Мало заботясь о второстепенных деталях,
Так как на вид лишь они важные доки,
А реально скоты - врали на вралях,

Надо всегда смотреть на детали,
Что часто стоят на заднем плане.
Не в силах учесть всё наглые врали -
Сплошь дураки и в этом клане.

И только дурак может поверить
В наглую ложь, что прёт буйным цветом.
Очень легко всё можно проверить,
И поразиться правдивым ответом.

Земля словно встарь на черепахе,
Что из лапши сделана смело.
И только лишь смело - примитивны враки,
Если уроды взялись за дело.

Дело столь важно, что главные силы
Бросила нелюдь на всех оглупленье.
И стали почти все сплошь дебилы,
И лишь продолжаться будет глумленье.

Глумленье над разумом, честью и духом,
Что подрывает мирозданья основы.
И пока ложь господствует в мире глупом,
Не сбросить ему технорабства оковы.





Проблема - реакция - решение

Надо самим создать проблему
Чтоб испугать легковерных ублюдков.
Далее подсунуть псевдорешенья дилемму.
И голосовать за неё будут желудком.

Таков механизм управления миром,
Где геноцид только в почёте.
И потому этот мир стал сортиром,
Где идиот на идиоте.

Белыми нитками шиты проблемы,
Что убедит лишь идиота.
Убоги псевдорешений дилеммы -
Нелюди гадкой блевота.

Суть тех дилемм - несвобод усиленье
Как единственный способ решить все проблемы.
И скоро останется лишь пищеваренье -
Умом не решают где геноцида лишь схемы.

Массу примеров сами ищите -
Не выдержит стих этой проказы.
За грубость стиля вы не взыщите -
Розы и слёзы не для этой заразы.





Логика "Бей-беги"

Убогая логика безумного мира
Двузначна всегда, и это беда.
С ней мир стал подобием некого тира,
Где "бей" иль "беги" побеждают всегда.

Но мир есть оттенки, не черно-белый,
"Да"-"нет" как основа - профанация в нём.
И нелюдь использует всё это умело,
Оттенки ума выжигая огнём.

Огнём дикой лжи - дуализм в ней основа,
Но реально там выбор между "плох" - "очень плох".
И маразм повторяется снова и снова,
Так как к лжи лишь приучен доверчивый лох.

Не может быть выбор между войной или миром
Как наглой провокации печальный итог.
Нельзя превращать мир в подобье сортира,
Придумав лжевирус на долгий срок.

Оболванить так можно, когда только тело
Иль смрадный труп как другой вариант
Есть те альтернативы, что нелюдь умело
Навязала словно ума бриллиант.

Не может быть выбор между лжеболезнью и рабством -
По выбору такому плачет дурдом.
Нельзя заменять свободу похабством
И Землю превращать в единый Содом.

Не стоит взрывать самому небоскрёбы
Чтоб навязать "патриотический акт" —
Что есть выбор меж тупостью и рабской робой.
И здесь несвобода лишь реальный факт.

И так был создан мир сверхдебилов,
Где критический ум уже редкий гость.
И поганая нелюдь уже бросила силы
Чтоб уничтожить разумных горсть.

По логике этой сей мир уничтожен
И будет, когда станет некого бить:
Когда разум убит, а дух ничтожен,
Немногого надо, чтоб всё истребить.





Интеллектуальный Анти-СС

Методы фашизма чтоб разоблачать,
Надо создать сеть, где будем обобщать
Массу отфильтрованной инфы обо всём
Что делают фашисты ложью и мечом.

Это масса сайтов, где каждый человек,
Что не хочет стать рабом чертей навек,
Сможет сам оставить любой реальный след -
То есть развенчать любой голимый бред.

Бред, которым правит геноцид всегда,
Бред, который ставит словно невода,
Чтоб послушных лохов в ад свой утащить,
Чтоб остатки разума на Земле убить.

Гуглятина, хуяндекс не помогут нам
Отыскать что нужно - они давно чертям
Служат для фильтрации, того что человек
Создал без цензуры, создал всем навек.

Можно и не сайты, а пиринговую сеть,
Где не только тексты, но и поиск есть.
Это в лживом мире самый важный шаг,
Без него нам будет скоро полный швах.

Далее общины нужно создавать,
Где люди все едины, или куковать
Скоро будем в лагере до скорого конца -
Гадкого итога для каждого слепца.





Биовыживательное беспокойство

Переживать не надо:
Все уже мертвы.
От фашистских гадов
Ждать сумы, тюрьмы

Лучшая надежда
В бедламе дураков.
Только лишь невежда
Не видит тех оков,

Что уж заковали
Весь безумный мир,
Что покрепче стали,
Что всех ведут на пир

Нечисти поганой
В качестве еды:
Ждут, пока все станут
Как покорные скоты.

Ежели ты мёртвый,
То не ведом страх.
Станешь ты упёртый
И развеешь прах

Всех своих иллюзий,
Всех своих причин
В мире ума конвульсий
Горевать один.

Ты найдешь соратников
На последний бой.
Одиноких ратников,
Что пойдут с тобой

На зла уничтожение
Без дилемм и схем:
Нелюди истребление -
Корня всех проблем.





Павлики и Гаврики

Павлики Морозовы
Повсюду и всегда.
И без очков розовых
Не выжить никогда.

Толпы тупых подонков,
Готовых всех продать,
Рвут везде, где тонко,
Не пожалеют мать.

И предают не близких,
А продают весь мир.
Но окончанье близко -
Взорвём гнилой сортир!

Иначе эти павлики
Сожрут всех нас живьем.
Но мы сидим как гаврики,
Жуём, п#здим и пьём.

А если так, от павликов
Мы мало отстоим,
И сбродом таких гавриков
Фашизм не победим.

Ведь новые Корчагины
Строят концлагеря.
И скоро в таком лагере
Ты пропадёшь зазря,

Если не сплотишься
С такими как и ты.
Тогда ты возвратишься
В мир людей. Скоты,

То есть уже не люди,
Здесь уж большинство.
Ты как вошь на блюде
Средь них. И торжество

Нелюди уж близко,
Если не уничтожать
Завалы неправды низкой,
Нечисть не истреблять.





Отрава

"Нас удручает ваше размножение. И хотя мы научились регулировать вашу численность (созданием прекрасных условий для получения профессиональных заболеваний, отравлением воды, еды, воздуха, созданием орудий убийства и многого другого), всё-таки для нас эта проблема не решена".
Из откровения представителя правящей нелюди, Москва, 1991.


Нас уже давно медленно травят
Как тараканов в панельном доме,
И мрази в покое нас не оставят
Пока не станем все как в дурдоме.

Отравлено всё: еда и "лекарства",
Вода и эфир до скончания века.
И травят на полях не насекомых царство -
Открыта охота на человека.

И дебилизм здесь сверхзадача,
Ведь дураков истреблять весьма просто.
Отрава на полях - это удача,
Так же как в мясе гормон роста.

Всё это медленно травит уродов,
Которые верят во все небылицы.
И так создаётся мир сумасбродов,
В котором разумных уже единицы.

Но тут проблема: дураки размножаться
Будут побольше, чем умные люди.
Но размножение будет уменьшаться,
Коль поднести ГМО на блюде.

Ведь мыши уже во втором поколенье
Страдают весьма от такого "питанья".
Не только хиреют, но и размноженье
Там гаснет. И такие страданья

И людям грозят через два поколенья,
Коль так тупы, что себя сами травят.
И способов много для истребленья -
Людей в покое они не оставят.

И придуман лжевирус для убиенья
Уколами с ядов всех идиотов,
Как лучший способ их уменьшенья,
А из остальных сделают ботов -

Бездушных скотов тотального рабства,
Перед которым Ад просто сказки.
Даже в кошмарах такого похабства
Вам не увидеть. И сброшены маски.

Маски фашизма, который рядился
То в гуманизм, то в атеизма безверье.
Сей злобный монстр не сегодня родился -
Мы сами открыли ему настежь двери.

Лишь уничтожить всё это осталось,
Солнца Огонь на себя вызывая,
Превозмогая всю боль и усталость,
Нелюдь с собою уничтожая.





Подстилки

"Чувак, если не угомонишься сам, то тебе помогут. Следующий такой высер пойдёт по этому адресу ..."
От анонима.


Сдохни, у#бок поганый -
Подстилка фашистских сил,
Ведь в голове твоей рана.
Сдохни, поганый дебил!!!

Сколько таких подстилок
Нос свой суют везде.
Подстилки в мире дебилов
Нужны, чтоб держать в узде

Трусливых послушных чурок -
Рабов последних времён.
Они хуже ментов и урок.
И намордники вместо знамён

Надели эти подстилки
Как послушания знак,
Ходячие лишь копилки,
На теле народа рак.

Всегда строчат доносы,
Всегда готовы продать
Без всякого вопроса
Даже родную мать.

Но скоро сдохнут подстилки,
Ведь зачищают иуд
Сами фашисты, и такие опилки
Не идут даже под суд.





Черная стена

"И вы осмеливаетесь называть нас преступниками? Нет, это вы настоящие преступники. Это вы позволяете делать нам всё, что мы захотим. Это вы играете в царей, вождей и президентов. Это вам нужны козлы, ведущие стадо баранов на убой."
Из откровения представителя правящей нелюди, Москва, 1991.


Каждого третьего к расстрелу,
Остальным пожизненный срок
За трусливую измену делу,
На которое нас сподобил Бог.

Это та минимальная кара
За тотальный везде геноцид.
Хотя все уже на нарах -
Фашизм никогда не спит.

В этом сами мы виноваты,
Раз покорны так и тупы.
Все у нелюди на подхвате -
С детства глупые рабы.

В этом замысел тотального рабства:
Раб не ведает, что он раб.
Коль родился в мире похабства,
На достоинство и ум слаб.

Все напрасны старанья, коль сами
Степень рабства все не поймём:
Так и будем покорными псами,
И лишь дураками умрём.

Игры в граждан надо отбросить,
Как и игры в светоч ума.
На Суде никто и не спросит,
Что грозила сума иль тюрьма.

Тем в ком дух и разум остались,
Несмотря на вековой геноцид,
Всем кто хитрому врагу не сдались,
Бой последний ещё предстоит.

Хоть не равные в нём силы,
Но если в бою - ты не раб.
Хоть у нелюди как щиты дебилы,
Хотя каждый боец ослаб,

Только это одно и осталось -
Весь поганый бедлам взорвать.
Превозмогая всю боль и усталость
Нелюдь гадкую на корню истреблять.





ЗаконотвАрение

В липовых странах законы
Спускаются сверху, как встарь.
И одобрямсают их одни мудозвоны -
Спортсмены, артисты и прочая тварь.

Именно тварь, так как рабство
Этим крепится всегда.
Не может быть больше похабства,
Ведь изучают законы года.

Не может шайбила экспертом
Быть средь столь тонких сфер.
Не может боксер знать оферты
Или достаточность для наказания мер.

И только дебилы могут
Избрать боксера в Сенат,
Иль Думу. Как это убого -
С дурдомом в один ряд.

Уже наказать за репосты
В одних социальных сетях
Стало довольно просто,
И это уже полный швах

Даже для псевдозакона.
И закон тут один - геноцид.
Поганая нелюдь на троне,
Всё остальное - лишь стыд.

Стыд позорного мира,
Что попал под диктат,
Стал лишь подобьем сортира,
Где правит фашистский гад.

Признак тому намордник,
Что уж надет везде.
Значит здесь каждый негодник,
Значит весь мир в узде.

И только дебилы могут
Терпеть лжевируса срам.
Далее унитазы смогут
Надеть на голову нам.

Хуже стыда и паскудства
Уже не изобрести.
От недолюдей тупого занудства
Надо Землю спасти.

Может и надо дебилам
Вгонять лжевакцины яд,
Так как нет уже силы
Вернуться в людей ряд.





Рабство

Надо по кирпичикам рабство разобрать,
Гадостного мира чтобы суть понять.
Только так обидчиков можно истреблять -
Если все печати на секретах снять.

Ловко маскируется наш смертельный враг.
Яростно беснуется и вгоняет в мрак.
Ловко так же пользуется тем что раб ослаб -
Разум оглупляет тучей диких врак.

Важно также способы быстро отыскать
Чтобы блокировки в психике всем снять.
Очень также важно дать рабам понять,
Что погибнут скоро, если будут спать.

Час давно уж пробил — невозврата час.
Нелюдь истребить уже хочет нас
Ложной пандемией: отдан на всех приказ
Ядом отравить — лекарством от всех зараз.

Хуже геноцида не было никогда.
Раньше были просто только невода
Умных отловить чтоб на долгие года.
Ныне же повестка — стереть их навсегда.

Также в порошок будет стёрт любой,
Кто чуть недоволен рабскою судьбой.
Надо выходить всем на последний бой —
Нелюдь истребить, пусть даже и с собой.





Маразмы

Высеки себя плёткой,
Коль не совсем ослаб,
Надень пионера пилотку,
Разрежь парочку жаб.

В этом меньше маразма,
Чем на службу идти -
Быть рабом безотказным
На геноцида пути.

Лучше уж удавиться,
Чем быть поганым ментом,
Намордники пихать на лица -
Помыкать безмозглым скотом.

Лучше выпить отравы,
Чем стать тупым врачом,
Убивающим дебилов ораву,
Не чувствуя себя палачом.

Лучше уж быть идиотом,
Чем лжеученым любых мастей,
Что оправдает любую блевоту
Правящих здесь чертей.

Лучше умереть рэкетиром,
Чем в своре быть журналюг,
Что под любым гарниром
Втюхают ложь подлюк.

Лучше утонуть в иле,
Чем встать в ряды чинуш,
Которые лохам в приказном стиле
Навяжут любую чушь.

А лучше вообще не родиться
В этот вонючий бедлам -
Жабою переродиться
На зависть говорящим скотам.





Кефирная лихорадка

Кефирная лихорадка
Скоро придет в каждый дом,
И будет тебе несладко,
Если не сбежишь в дурдом.

И дурдом тебе поможет
Вылечить любую хворь.
И пусть тебя не тревожит
Ум - он всего лишь как корь.

Только умалишенье
Та путеводная нить,
Что поведет к спасенью,
Чтоб заживо не сгнить

От любой напасти,
Которых целый вагон.
И только это лишь счастье -
Когда ум и дух вон.

Ведь и душа мешает
Вылечить нашу боль.
С нею тело ветшает -
От этого нас уволь.

Только с крепким задом,
Пересаженным вместо голов,
Справимся с вирусов адом -
Будет каждый здоров.

Нам психиатр поможет
Выстроить жизни план.
Каждый дебил скоро сможет
Попасть в элитный клан.

Новая скоро элита
Вырастет в мире сём:
Пусть голова и изжита,
Зато сладко жуём и пьём.

Это подобие рая,
Где любой имбецил,
Сможет смартфоном играя
Победить всех бацилл.

То будет венец истории -
Желудков и жоп торжество.
Желудков и жоп, которые
Составят ВСЁ ЕСТЕСТВО.





Последний воин

Вставай, последний воин,
Уже беда прОшла!
Пришел же Ад, что был устроен
Вертепом неземного Зла.

Уже людей осталось мало,
И дух уже почти угас.
Уже ума почти не стало.
Настал последний жизни час!

Той жизни, в коей хоть осталось
Подобье чести и ума.
Где есть, хотя и затерялось,
Понятье что такое тьма.

Ведь то, что здесь сейчас творится
И есть та тьма, где человек
В скота так скоро превратится,
Что станет уж рабом навек.

Последний бой давно проигран,
И лишь осталось вызывать
Нам тот Огонь, что этим играм
В недолюдей не даст сорвать

Тот Замысел, что был устроен
Всем людям изначально здесь.
Но после этого был скроен
Гнилой бедлам — поганая смесь

Из лжи, насилья и растленья,
Предательства, тупых утех.
Уже не будет воскресенья —
То нелюди большой успех.

Итак, Огонь лишь вызываем
Чтоб с нами нелюдь истребить!
Так Землю мы от них спасаем,
Лишь так всё можно искупить!

И способ прост, ведь Солнце наше
Есть тот Огонь, что и спалить
Всё может словно в Петри чаше -
Бациллы нелюди убить.

Лишь надо утром Солнца
Свет яркий на себя тянуть.
Всю силу его до донца
Вытягивая на эту жуть.





Бульон

Поганая нелюдь тасует
Колоду недолюдей.
Она никогда не пасует,
И много на службе чертей

Всегда всякого сброда -
Позора для всех племён.
Не всякого урода
Берут обслуживать трон.

Спецслужбы ищут подонков
Уже с самых юных лет.
И здесь расслоение тонко -
Не каждый устроителем бед

Ведь станет по их приказу,
Отбросив сомненья прочь,
И вот такую заразу
Лелеют, стремятся помочь

Подняться как можно выше
В курятнике, что миром зовём.
И гадят на всех с крыши
Они и ночью, и днём.

А гадить - это призванье,
Не каждый мастак в нём.
На это нужно и знанье
Помыканья тупым селезнём,

В которого человек превратился
За геноцида года.
Давно уже он оперился,
И готов сам идти в те стада,

Что гонят на скотобойни
Под видом борьбы за них.
Устраивать горячие войны
Сейчас станет только лишь псих,

Если и так уничтожить
Можно всех этих птиц
Ложью одной, что множат
Для оперенья тупиц.

Когда же ты оперился,
То для бульона готов.
В блюдо ты превратился
Для кормления псов -

Церберов адского мира,
Что воцарился здесь.
И умерла уже Лира -
Последняя дурная весть.

Если Лира не может
Выразить весь этот Ад,
А лишь песенки множит,
То всё это лишь зоосад -

Курицы убогие звуки,
Что не знает про суп.
Или завывание суки
Под звуки охотничьих труб.





Блокировки

Тупые блокировки
В сознании твоём.
То знак перековки,
Что поросла быльём.

Быльём веков похабства -
Забвенья всех основ.
Быльём гнилого рабства,
И инквизиции костров.

Костры перековали
В покорного раба.
Оковы крепче стали -
Думать, что это судьба.

Судьба лишь то смиренье,
Что втравлено в веках.
Возможно воскрешенье,
И нелюдь в дураках

Оставим, если вместе
Отбросим весь тот хлам,
Который лет так двести
Втюхивают нам.

Ложь, что ты свободен.
Ложь, что ты умён.
Ложь, что всё в природе -
Лишь выживания закон.

Мудра ведь вся природа,
В отличье от людей.
Но гибнет год от года
Под натиском чертей,

Которые как бульдозер
Используют тебя.
И ты сидишь на дозе,
Сей бедлам любя.

Это одна из сказок,
Втемяшенных тебе.
Если же без масок -
То в твоей судьбе

Всё настолько мерзко,
Что что-то здесь любить -
Это почти что зверски
Свой разум истребить.

И дух гораздо шире,
Чем любой бедлам:
Забвенье в навозном мире
Навязано всем нам.

Дай свободу духу,
Презирая смерть!
И сгинут навозные мухи,
И дрогнет Ада твердь.





Новая глобализация

Глобализация нелюди пришла к концу,
Скатившись в дремучий дикий фашизм.
И это приблизит нас к мысли венцу -
Обмену без денег, что иной глобализм.

И такой глобализм - спасенье людей,
Что чуть живы в кромешном этом аду.
И не надо уж более других идей,
Чтоб зажили все люди как в райском саду.

Ведь и раньше так жили, свободу любя,
Получая сполна за любой честный труд.
Но поганая нелюдь обманула тебя —
С ней всегда нищета, хотя годы идут.

С каждым годом уходит здоровье и смысл
Что-то делать в том мире, напрасно где всё.
И здесь может помочь только старая мысль
Об обмене без денег, что всем принесёт

Избавленье от рабства, здоровье детей,
Возвращенье всего, что утеряно здесь.
Ведь немногого надо для всех людей
И всё это у них исходно и есть.

Но отобрано всё стаей диких гиен,
Что забыли возмездия страшный закон.
И возмездие близко — от сих перемен
Пошатнется поганой нелюди трон.

Вернётся свобода навсегда в каждый дом.
Вздохнут все свободно и забудут позор
Той жизни, что жизнью назовёшь лишь с трудом.
И выметен будет гадкой нелюди сор.





Не верь, не бойся, не проси

Лучшая защита в этом мире бед,
Где голимой ложью каждый поражен,
Ничему не верить - это тот ответ,
Коим нью-фашизма будет отражен

Самый первый натиск - первый лохотрон.
Дальше сей фашизм захочет испугать —
Станет вместе с ложью силу применять.
В этом он ведь дока — сам писал закон,

Что позволит нелюди удержать свой трон,
Что удавит каждого, кто чуть осмелел,
И который сразу же всех, кто мертвый сон
Народа потревожит оставит не у дел.

Уже боятся нечего — давно беда пришла,
Уже терять нам нечего — к краю подошла
Вся фантасмагория — весь гнилой бедлам.
Это не теория — в подобных скотам

Хочет переделать всех гнилой фашизм,
Хочет истребить он дух и ум. Цинизм
Здесь уже зашкален, так что коммунизм
Кажется смешным — лишь слабенький садизм.

И просить здесь нечего у этих нелюдей
Что давно на службе у получертей,
И давно не знают никаких иных затей,
Чем добавить лжи, или ещё плетей.

Только уничтожить весь гнилой бедлам,
Где ум уничтожен, где сплошной лишь срам,
Людям остаётся — смерть фашистским псам!
Радость вновь вернется навсегда к всем нам.





Три кита

Жадность и тупость - те два кита,
Вместе с предательством
Что крепко держат всегда
Мир, что стяжательством
Побежден навсегда.

А когда уже стало
Мало стяжать,
Пред всеми предстало
То дерьмо, что уничтожать

Стало дух, разум, достоинство, честь
Как помехи, что мешают
На трон ему влезть,
И кормить свою стаю.

Предательство с жадностью
Всегда в ногу идёт.
Рядиться лишь важностью,
Но возьмёт в оборот

Любого ублюдка,
Что нужен им.
Места нет здесь рассудку
И неистребим

Этот предательства
Поганый зуд.
И без вмешательства
Много бед принесут.

И сей срам продолжается,
Но кто жаден и туп
Никогда не вмешается -
Он ходячий лишь труп.

Смердит уже трупами
Гнилой этот мир.
С его отрадами глупыми
Он лишь дебилов кумир.

Одна только радость -
Скоро сдохнут киты.
Осталась лишь малость -
Вспороть животы.

Но и это всё лишне -
Сами лопнут они,
Если излишне
Обожрутся в тени.





Продажность

Продажность течет в наших венах
И путает карты всегда.
Продажность растит нам на смену
Лишь монстров, что через года

Погубят остатки всей чести,
Пропьют все остатки ума.
Просрут те уроды все вместе
Весь дух. Эвересты дерьма

Лишь встанут как памятник этим
Предательствам всех тех основ,
Которые здравые дети
Усвоить должны, чтоб в ослов

Безмозглых не превратиться,
Покинув ряды тех людей,
Что продолжают биться
За торжество тех идей

Которые мир этот сраный
Пустить не дают под откос.
Что множат души своей раны.
И самый последний вопрос

В бедламе поганом остался —
Его никому не избежать:
Лично ты уже нелюди сдался,
Иль будем её истреблять?!





Кукольная фабрика

Если раньше делалась кукла
Под именем "гражданин",
То сейчас в этом мире тухлом
Запущен лишь конвейер один.

Конвейер по производству
Гусениц, что стали все в ряд.
Куколки из них лишь уродство,
А не крылатых родят.

Уродство, коль дух утерян,
Позор, если ум распят.
И срам, когда полузвери
Последних людей гнобят.

А гусеницы те сжирают
Остатки последних затей,
Которые ещё отделяют
Людей от воплощенных чертей.

Чертей, которые этим миром
Помыкают уже очень давно,
Которые последним пиром
Людей переварят в говно.

И уже дают на экспертизу
"Еду", что из дерьма состоит.
Осталось внедрить только шизу —
И мир весьма быстро будет убит.

От него уже мало осталось
От набегов тех нелюдей.
И осталось одно — несмотря на усталость
Истреблять всех поганых чертей.





Маскарад

"Сегодня будет маскарад..."
Из известной песни


И завтра будет маскарад
Дебилов в дурке мировой.
И скоро каждый будет рад
Носить дерьмо над головой.

Дерьмо уложат как чалму,
Лелея новый протокол,
А приговор всему уму
Звучит уже не как прикол.

Потом наденем унитаз
Как знак усердия, притом
Оденем и противогаз,
Завяжем все глаза бинтом.

Отрежем головы потом,
А вместо них пришьем всем зад.
Не будет надобно ментов,
Забыт уж будет автомат.

То будет рай, благая весть
Уже разносится о нём.
Утонет мир в раю том весь.
Крестить же будут всех говном.





Фрейдизм

Поганая нелюдь смеётся,
Пихая всем людям тупым
Лишь то что затем отзовется
Навязчивым бредом, и злым.

Фрейдизм тот клинический случай,
Когда полудурок больной
Голимого бреда навозную кучу
Представил как метод иной.

Как метод стёба это годится,
Когда над любым простаком
Всегда можно повеселиться,
Не выставив его дураком.

Но цель не стёб у этих ублюдков —
Другой играют гады расклад.
Манипуляция над нашим рассудком —
Та цель, что поставил фашистский гад.

И любая чушь здесь пригодится —
Лишь чтобы запудрить мозги всем.
Здесь главное — это не дать возродиться
Природному разуму, что смерть для схем.

Тех схем превращения в уродов,
Что созданы уже очень давно.
Но чтобы так извратить природу
С напором большим надо гнать говно.

Не может нормальный ребенок
Желать убить своего отца.
Не может человек с пеленок
Прообразом быть подлеца.

Не может эдипов комплекс
Быть нормою у людей.
Сознание их как триплекс -
Много слоёв и идей.

И любой примитивный сонник
Нам даст больше здравых идей,
Чем вытащит из снов поклонник
Фрейдизма бредовых затей.

И нам лишь осталось смеяться
Над тупостью этих поганых схем.
А также бороться и возвращаться
В нормальный ум, присущий нам всем.





Дурман поэзии

Дурман поэзии мешает
Увидеть гадостную суть.
Он нас всё время отвлекает
На сопли, трах, тупую муть.

Не надо нам соплей в том мире,
Где правит дикий геноцид.
Не стоит увлекаться Лире,
"Любовью", если разум спит.

Не важны "страсти под Луною",
Когда преследуется дух.
Плевать на то, что и с тобою
Бывают дни, когда не глух.

Не глух к движениям природы,
Не туп в общении с детьми.
Но только вот не ждут уроды —
Идёт расправа над людьми.

Последний бой давно уж начат,
Проигран он уже почти.
А это только лишь и значит,
Что Землю надо нам спасти.

Но не натянешь лук соплями,
Луну не призовешь на бой.
Не надо быть тупыми пнями —
Хотя бы здесь редуты строй.

Поэзия всегда умела
Нам дать тот свет, что за собой
Потянет, и прибавит смелость,
И поведет всех нас на бой.





Контрасты

"Надрывается сердце от муки,
Плохо верится в силу добра,
Внемля в мире царящие звуки
Барабанов, цепей, топора".
Николай Некрасов, 1863.


Уже нет никакой муки,
И вместе с сердцем исчез ум —
И такие гадкие суки
Сейчас властители "дум".

А те "думы" сплошное уродство -
Животный стадный рефлекс.
Исчезло давно благородство,
Коли правит миром "успех".

"Успех" тот весьма специфичен -
Прослыть первым средь недолюдей.
Такой "путь" уже стал типичен -
Будь всех конкурентов подлей!

Тот "путь" — дорога в концлагерь.
Дебилы сами её мостят.
В нём станут все подобны жабе,
Хотя и встанут в один ряд.

Тот ряд лишь очередь на скотобойне,
Где надо сперва только всех стричь.
И это лучше чем любые войны -
И стрижки, и убоя сразу достичь.





Галеры

Когда-то были галеры,
Где был прикован раб,
Пока в этом мире сером
Рассудок совсем не ослаб.

И очереди на галеры
Уже из рабов стоят.
Всё это хуже холеры -
Тупых баранов ряд.

Что готовы к убою,
Что сами себя стерегут и стригут,
Что и детей с собою
На эту стезю ведут.

Баран - супер-раб, ведь уверен
Что все в заботах о нём.
Не надо оград, так как верит
В заботу и ночью, и днем.

Заботливо всем баранам вколем
Любую отраву всегда.
Счастливы они доколе
Не льется кровь как вода.

Сейчас пускать кровь не надо —
Иные методы есть.
Давно фашистские гады
Умеют делать ядов смесь.

Те яды весьма эффективны
В убое послушных скотов.
Военные бойни противны —
Трофеев поменьше улов.





Хлам

Твоё сознание лишь хлам -
Завалы гадких стереотипов.
И потому ты только хам,
И мир погиб от таких типов.

Навязан сей поганый хлам
Веками гадостного рабства,
Но преподносится всем нам
Как свет ума, а не похабство.

Всегда сознание твоё
Предмет тотального контроля.
Чужое грязное бельё
В нём преподносится как воля.

Чужая ложь как знанье там,
Которое одно известно.
Что втюхано тупым рабам,
Да так, что стало уже тесно.

От тесноты той лжи напор
Убил остатки прежних знаний.
Поставлен мир как на повтор
В безумстве ярых состязаний.

Зациклен ад — тупая смесь
Покорности, беды и страха.
Ничто уж не воскреснет здесь —
Взорвать сей ад одним лишь махом!

И взорван будет этот срам,
Достойный лишь уничтоженья.
И смерть позорная всем нам
Земли приблизит исцеленье.





Сон

Мне снился сон: толпа уродов
Прозрела вдруг назло врагам.
Спасать все стали вдруг природу,
Воздвигли Знаний Новых храм.

Все стали чутки и прилежны,
Хранить все стали свет в себе.
И воплотились все надежды,
Возрадовались все судьбе.

Мир чудом стал, и справедливость
Уже в нём только правит бал.
Зажили все... рабы счастливо...
Но сразу занавес упал.

Ведь даже сон не переносит
Пустых надежд, и забытье
Не избавляет от вопросов,
Не заслоняет всё гнилье.

Гнилье позора и растленья,
И прах, в котором лежит мир.
Еще так мало оглупленья,
Чтоб был в глазах он как кумир.

Но оглупленье будет скоро
Довершено на горе всем.
И не залезешь больше в нору,
Не избежишь позорных схем.

Те схемы сделают дебилов
Верх`ом "развитья" на Земле.
И время нелюди пробило —
Потонет всё в кромешной мгле.

Но способ есть, и он коварен —
Коварством только можно победить.
Испепелены все будут твари —
Свет Солнца гадов может истребить.

Свет Солнца утром если тянем
Все на себя, отбросив страх,
Подобны богу тогда станем —
Развеем нелюди всей прах.





Киношные герои

Киношные герои
Рабам всегда нужны
Для "защиты строя",
"Спасения страны".

Ещё для отвлеченья
Вниманья от проблем
И способов решенья
Навязанных дилемм.

Дилемм в которых выбор
Меж ложью предстоит:
Плаха или дыба -
Так дело обстоит,

Если отбросить мусор
Всех тех ярлыков,
Которые искусно
В течение веков

Навешаны везде,
На каждый постулат.
И снова быть беде,
Ведь фашистский гад

Только мозги полощет
Ложью с Эверест,
Что втюхать много проще,
И сразу в много мест

Через кино, что служит
Лишь подкрепленьем лжи.
Маскируется помойная лужа
Только через миражи.

Если в кино спасают
Свободу, которой нет,
То так подкрепляют
Тот голимый бред,

Что человек хозяин
Своей судьбы всегда.
А не поганый каин,
Попавший в невода

Тотального фашизма,
Что длится уж века.
А фильмы - ума тризна,
Услада дурака.





Проститутки

Проститутки милы и послушны.
Даже пил с ними коньяк.
Но другие совсем бездушны -
Позавидует им и иной маньяк.

Проститутки те - журналясты,
Слуги нечисти гадкой лжи.
Твари мерзкие, педерасты.
Оболгут всё, лишь скажут "служи!".

Ложь потоком льётся бездонным,
Всё сметая на своём пути.
Геббельс знал — сделать зло огромным
Легче с ложью в Эверест почти.

Понастроили лжи Эвересты
Проститутки новых времен.
И несёшь уже не крест ты,
А дерьмо фашистских знамён.

То дерьмо проникло отравой
В тупой мозг, что для лжи уязвим.
Ты давно управляем оравой
Мерзких тварей, стал почти неживым.

Ведь отрава губит и душу,
Если миришься с ней всегда,
Если нелюди гадкой послушен,
Если и без угроз говоришь "да".

"Да" всему этому аду —
Мерзкой клоаке земной.
Станешь подобным ты гаду
Слушая лишь журналястов вой.





Синергетика

Хорошая генетика
Живёт в тебе всегда.
Поможет синергетика -
Спасителем труда

Она сегодня станет
Диктату вопреки.
И время уж настанет
Когда не дураки

Тобою будут править,
А честный лишь обмен.
И жизнь сама заставит
Лже деньгам взамен

Обмена технологии
Повсюду нам ввести.
Без всякой демагогии
Синергия будет цвести

На руинах мира,
Где диктат закон.
В подобие сортира
Давно он превращен.

Вырвем из клоаки
Честных всех людей.
Создадим без драки
Торжество идей

Равенства и братства.
Станет светлым мир.
Все его богатства —
Честным людям пир.





Чушь

То что сначала кажется чушью,
Обычно чушь и есть.
Себя только ты слушай,
Отбрось всякую лесть

Пред мненьем ученых дебилов,
Стряхни всю лапшу с ушей.
Всегда найди в себе силы
Докопаться до сути вещей.

Та суть обычно простая -
Не сложен весь этот мир.
Поганая нелюдь считает,
Что только ложь здесь кумир.

Кумир для того идиота,
Что взращивается системой всей,
Где любая гадкая блевота
Может стать "истиной" в ней.

Барановирус тому подтвержденье -
Поверит в него лишь дурак.
Но он показатель растленья
И общего количества врак.

Врак тех уже Эвересты,
Что рухнут, тебя погребя.
Но тупо несешь лоха крест ты,
Себя и всех ближних губя.

Хватит уже верить всей чуши,
Хватит гнутся мерзким скотам.
И прочисть наконец свои уши,
И покинь этот лживый бедлам.

Ищи везде не идиотов,
Сплотись с ними на яростный бой.
Иначе нелюди гадкой тошнота
Утащит всех в ад вместе с собой.





По капле

"Я выбираю Свободу -
Пускай груба и ряба,
А вы - валяйте, по капле
Выдавливайте раба!

По капле и есть по капле -
Пользительно и хитро,
По капле - это на Капри,
А нам - подставляй ведро!"
Александр Галич, 1970.


Всегда надо, и не по капле,
Выдавливать из себя дурака.
И не наступать на грабли
Тупой лжи — что длится века.

Всегда будь осторожен
При восприятьи "основ",
Иначе будешь стреножен,
И в стадо попадёшь ослов.

Ослы те крепки верой,
И очень слабы умом.
Покинь мир убогий и серый,
Где ты всего лишь улов.

Улов для нечисти гадкой,
Что в рабстве держит весь мир.
Для них ты весьма сладкий,
И блюдом приглашен на их пир.

Подавится гадкая нелюдь
Пускай, но не тобой.
Ведь ты ещё не челядь,
И не проигран последний бой.

Осталась самая малость -
Поганый бедлам взорвать:
Истреблять нелюди гадость
И бедных рабов спасать.





Теневые сферы

Я был почти бандитом -
Юристом теневых сфер.
И то ремесло не забыто -
Его можно ставить в пример.

Пример того, что никогда не надо
В игры с "государством" играть.
Оно всегда под фашистским гадом —
Может лишь растлевать, убивать.

Убивать достоинство, разум,
Честь, совесть и дух.
И заражать всех маразмом -
И так делать послушных слуг.

Тупых слуг для люцифера,
Что правит миром давно,
И коим утеряна мера
Инверсии мира в говно.

Надо людям всем дружно
В тень стремительно уходить.
Это для спасения нужно -
Жизнь иначе не возродить.

Это не жизнь, что подонки
Всем навязали везде.
Это лишь тлена гнилые осколки,
Это лишь способ держать в узде.

Кроме тени есть меры иные -
Как система развития ИСКР.
Плюнь на осколки гнилые,
Будь смел, уверен и быстр.





Окружение

Безмозглые бессердечные люди
Всегда окружают тебя.
Среди них ты как вошь на блюде,
О встречах с живыми скорбя.

А живых уже так мало осталось —
Их косит этой гадкой "жизни" плен.
Убивают нужда, усталость
И всемирной деградации тлен.

Не может уж выжить в том мире
Разумный живой человек,
Где всё происходит как в тире —
Навылет бьют тех, кто навек

Не хочет рабом оставаться,
Плюёт на фашистский сей строй.
Который не может сдаваться
Ублюдкам, идя на свой бой.

Тот бой он ведёт в одиночку,
Соратников если не может найти.
И быстро поставит он точку
На этом тернистом пути.

Но смерть здесь лишь свобода,
Последний пункт пути.
И чтобы не стать уродом
Туда надо быстро идти.





Творчество

Только творчество та основа
На которой и может строиться жизнь.
Но поганая нелюдь снова и снова
Для таланта готовит множество тризн.

Ложь под напором с раннего детства,
Что недоумки учёбой потом назовут,
Это оглупления главное средство,
Коим талант эффективно убьют.

Далее надо мир так устроить,
Где бездарь сама погубит талант.
Бездарь всегда свои силы утроит,
Справится с ними получше всех банд.

Нищета здесь будет подмогой,
Что оставит силы лишь чтобы жить.
А сковать всем разум тревогой —
Неплохое средство любой дар убить.

Биовыживательное беспокойство
Поэтому главный козырь здесь —
Как основа мира идиотоустройства,
Как главный компонент в адскую смесь.

Эта смесь почему-то жизнью зовется,
Хотя жизни здесь и в помине нет.
И на талантах это ой как отзовется —
Не выжить таланту в этом мире бед.

А если талантам идти в проститутки,
То есть в клоуны массовых недокультур,
То смертью закончатся эти шутки —
Духовной смертью продажных шкур.

Но почему-то всегда на панели
Столпотворенье и ажиотаж.
Эти продажные твари так осмелели,
Что расширяют уже сферу продаж.

А кто же идёт в лженауку
На службу фашистским псам,
Такие поганые суки —
Как кость в горле всем нам -

Что заказ любой исполнят,
Оправдают любую ложь,
Что собою всегда пополнят
Халуёв ряды за грош.

Оправдают даже лжевирус,
Что весь мир ведет на убой.
Это полный мозгов вынос —
Даже для лженауки отбой.

Продажно всё стало в мировом бедламе,
И низость падения не описать.
Не надо барахтаться в этом хламе,
А надо всем нелюдь истреблять.

Лишь нелюдь в этом уродстве повинна —
Устроила всем вековой геноцид,
Где человек стал подобен скотине,
Где ликвидации он уже подлежит.





Не надо пафоса

"И пляшут флюгерами праха
Дурак со шлюхой. Это - мы.
.........................
.........................
Грешны и виновны все мы,
Оставшиеся живыми".
Сальвадор Эсприу, "Страстная неделя", 1971
.

Не надо поз, восторгов, умиленья -
Прошла пора ребяческих забав.
Когда одно повсюду разложенье,
Плевать на этот цирк и на его "минздрав".

Не надо делать вид, что ты герой поэмы,
Которой уже нет — остался только фарс,
Изрядно где виновны, малодушны все мы,
И где не будет места скоро для всех нас.

Профукали мы мир, просрали избавленье
От демонов, что правят адом сим всегда.
Осталось лишь одно разумное решенье —
Взорвать кромешный ад, покинув навсегда.

Покинем мы его не все, а лишь крупицы
Всех тех тупых рабов, что прозябали здесь.
Покинут его те, кто сохранил частицы
Живого духа в аде, не продался весь.

И Солнце уже давно светит всё сильнее,
Сжигая весь позор с уставшей сей Земли.
Осталось лишь помочь ему — и всем смелее
Тянуть его энергию для выжиганья тли.

Все мы лишь только тля, позор для Мирозданья,
Забывшие всё то, для чего мы здесь.
Продавшие свой Дух, убившие Сознанье —
Позора, страха, алчности тупая смесь.





Бритвы

Две бритвы — тупость и жадность
Кромсают горло нам всем.
Добавим к ним и продажность —
И уже нет других тем.

А всё остальное в загоне —
Не нужно уже оно нам.
Бараны все мы или кони —
Все стали подобны скотам.

Те бритвы стригут всех баранов,
Иным учиняют и смерть.
И также ещё наглым обманом
Крепится всеобщего хлева твердь.

Уютно всем нам в том загоне,
Хотя и дерьмо все мы жрём.
Не кони уже, а лишь пони —
Как карлики все мы живём.

Все стали как домашние свинки.
Послушные все хомячки.
Не надо уже и дубинки —
Сканировать только зрачки.

Убою все стали покорны,
Лишь блеем все мы и мычим,
Жуя свои чипсы, поп-корны,
Озаботясь лишь телом своим.

Но тело это по вкусу
И заправилам всех ферм.
Поддались они искусу
С названьем "Сразу всех съем".

Готовы уже скотобойни.
И пробил уже этот час,
Когда не только лишь войны
Хороши для убоя всех нас.

Уколом быстрее уморят,
Лжевирус чтоб везде победить.
Бараны и кони им хором вторят —
Им страшно с таким "кошмаром" жить.



Книга "Вызываем огонь на себя!!!"

Песни по отдельности

Видео с песнями

Статья "Барановирус, карательная псевдомедицина и всемирный фашизм"

Скачать архив песен в mp3

Аналогичный архив

Эти mp3-файлы могут свободно распространяться, песни из них могут свободно исполняться где угодно и кем угодно. Также эти песни могут свободно переводится на другие языки без искажения их смысла, и также свободно распространяться и исполняться. Никаких проблем с нарушением авторских прав не будет. Это заявляю я, Игорь Выхованец, автор текстов песен. Со стороны композитора также нет возражений по этому поводу. Также тексты этих песен могут быть переложены на другие мелодии без изменения слов песен, или смысла песен в случае перевода на другие языки. Это же относятся и к клипам, созданным на основе этих песен. Скачать клипы можно по ссылке ниже. Вами могут быть созданы и свои клипы с этими песнями без нарушения тех условий, которые оговорены выше в отношениии самих песен, то есть их текстов, слова в которых нельзя менять для русского варианта, и смысл которых нельзя менять в случае переводов на другие языки.

Архив видео с песнями


© Игорь Святославович Выхованец, 2020.

flashscr@protonmail.com

Форма обратной связи





Free Web Hosting